SEO оптимизаторы сайтов

Регулирование международного коммерческого оборота

Вверх / Законодательство / Регулирование международного коммерческого оборота /

Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА). Комментарий



ПРЕАМБУЛА


Цели Принципов

Настоящие Принципы устанавливают общие нормы для международных коммерческих договоров.
Они подлежат применению в случае, если стороны согласились, что их договор будет регулироваться этими Принципами*.
Они могут применяться, когда стороны согласились, что их договор будет регулироваться «общими принципами права», «lex mercatoria» или аналогичными положениями.
Они могут использоваться для решения вопроса, возникающего в случае, когда оказывается невозможным установить соответствующую норму применимого права.
Они могут использоваться для толкования и восполнения международных унифицированных правовых документов.
Они могут служить моделью для национального и международного законодательства.



* Стороны, желающие предусмотреть, что их соглашение будет регулироваться Принципами, могут использовать следующие слова, добавив по своему желанию любые исключения или изменения:
«Настоящий договор будет регулироваться Принципами УНИДРУА (1994) [за исключением статей...]»
Стороны, желающие предусмотреть субсидиарное применение права определенного государства, могут использовать следующие слова:
«Настоящий договор будет регулироваться Принципами УНИДРУА (1994) [за исключением статей...], дополненными в случае необходимости правом государства [X].
Если такая оговорка используется вместе с арбитражной оговоркой, стороны должны обратить внимание на то, чтобы обе оговорки не оказались несовместимыми.


КОММЕНТАРИЙ

Принципы устанавливают общие нормы, предназначенные в основном для «международных коммерческих договоров».

1. «Международные» договоры
Международный характер договора может быть определен многими различными способами. Решения этого вопроса, содержащиеся как в национальном законодательстве, так и международных документах включают в себя от ссылки на место нахождения предприятия или обычное место пребывания сторон в различных странах до использования более общих критериев, таких как договор, имеющий «существенные связи более, чем с одним государством», «включающий выбор между правом различных государств» либо «затрагивающий интересы международной торговли».
Принципы прямо не устанавливают ни один из этих критериев. Предполагается, однако, что понятие «международные договоры» должно толковаться по возможности широко с тем, чтобы в результате исключить только те ситуации, в которых иностранный элемент вообще отсутствует, то есть когда все имеющие какое-либо значение элементы данного договора связаны только с одной страной.

2. «Коммерческие» договоры
Ограничение в отношении «коммерческих» договоров ни в коей мере не направлено на использование традиционно существующего в некоторых правовых системах различия между «гражданско-правовыми» и «коммерческими» субъектами права и/или сделками, то есть отсутствует намерение поставить применение Принципов в зависимость от того, обладают ли стороны официальным статусом «коммерсантов» и/или является ли сделка коммерческой по своему характеру. Идея скорее состоит в том, чтобы исключить из сферы применения Принципов так называемые «потребительские сделки», которые в различных правовых системах все более становятся предметом специального правового регулирования, носящего преимущественно императивный характер и направленного на защиту потребителя, то есть стороны, вступающей в договор не в процессе осуществления предпринимательской или профессиональной деятельности.
Критерии, использованные на национальном и международном уровнях также отличаются большим разнообразием в установлении различий между потребительскими и непотребительскими договорами. В Принципах отсутствует какое-либо явное определение, однако предполагается, что концепция «коммерческие» договоры должна
пониматься по возможности широко с тем, чтобы включать в себя не только предпринимательские сделки на поставку или обмен товарами или услугами, но также и другие типы экономических сделок, таких как инвестиционные и/или концессионные соглашения, договоры о предоставлении профессиональных услуг и т.д.

3. Принципы и внутренние договоры между частными лицами
Несмотря на то, что Принципы предназначены для международных коммерческих договоров, отсутствуют какие-либо препятствия для частных лиц согласовывать их применение к чисто внутренним договорам. Однако любое такое применение может быть ограничено императивными нормами внутреннего права, регулирующего договор.

4. Принципы как правовые нормы, регулирующие договор
а. Прямой выбор сторон
Поскольку Принципы представляют собой систему норм договорного права, являющихся общими для существующих национальных правовых систем или в наибольшей степени приспособленных к особым требованиям международных коммерческих сделок, вполне разумным для сторон мог бы быть прямой выбор Принципов в качестве норм, применимых к их договору вместо той или иной конкретной национальной правовой системы.
Можно было бы посоветовать сторонам, желающим принять Принципы в качестве норм, применимых к их договору, объединить ссылку на Принципы с арбитражным соглашением.
Причина этого заключается в том, что свобода сторон выбирать право, регулирующее их договор, традиционно ограничивается ссылкой на национальное право. Поэтому ссылка сторон на Принципы обычно будет рассматриваться как простое соглашение об их инкорпорировании в договор, в то время как право, регулирующее договор, должно тем не менее быть установлено на основе норм международного частного права места рассмотрения спора. В результате Принципы будут связывать стороны только в той мере, в какой они не будут затрагивать императивные нормы применимого права, от которых стороны не вправе отступать.
Ситуация может быть иной, если стороны договорятся передать спор, возникший из их договора, на разрешение арбитража. Арбитражный суд не обязательно связан конкретным внутренним национальным правом. Это совершенно очевидно, если арбитры уполномочены сторонами выступать в качестве «дружеских посредников» (amiable compositeurs) или решать спор «по справедливости» (ex aequo et bono). Однако и тогда, когда отсутствует такое полномочие, наблюдается все возрастающая тенденция разрешать сторонам согласовывать «правовые нормы», не являющиеся нормами какого-либо национального права, на котором арбитры должны основывать свое решение. В частности, смотри статью 28(1) Типового закона ЮНСИТРАЛ о международном коммерческом арбитраже 1985 года, а также статью 42(1) Конвенции об урегулировании инвестиционных споров между государствами и субъектами других государств 1965 года (Вашингтонская конвенция).
Руководствуясь этим подходом, стороны свободны выбрать Принципы в качестве «правовых норм», в соответствии с которыми арбитраж будет рассматривать спор с тем, что Принципы будут применяться, исключая какое-либо национальное право, не затрагивая только применение тех норм внутреннего права, которые являются императивными, независимо от того, какое право регулирует договор (см. ст. 1.4).
В спорах, подпадающих под действие Вашингтонской конвенции, Принципы могли бы применяться с исключением применения норм какого-либо национального права.

b. Принципы, применяемые как «lex mercatoria»
Стороны международного коммерческого договора, которые не смогли договориться о выборе конкретного национального права в качестве применимого к их договору, иногда предусматривают, что договор будет регулироваться «общими принципами права», «обычаями и обыкновениями международной торговли», нормами «lex mercatoria» и т.п.
До сих пор такие ссылки сторон на не лучшим образом обозначенные принципы или нормы наднационального или межнационального характера подвергались критике, помимо прочих причин, и из-за чрезвычайной неясности таких концепций. Для того, чтобы избежать или, по крайней мере, значительно уменьшить неопределенность, сопровождающую использование таких неясных концепций в целях определения их содержания, желательно было бы использовать обращение к такому же, как Принципы, систематизированному и хорошо сформулированному своду норм.

5. Принципы как субститут подлежащего применению национального права
Принципы могут вместе с тем приобрести значение даже в тех случаях, когда договор регулируется каким-либо определенным национальным правом. Это имеет место в случае, когда оказывается чрезвычайно затруднительным или даже невозможным установить соответствующую норму внутреннего права в связи с конкретным вопросом, а решение может быть найдено в Принципах. Причины таких затруднений часто лежат в специфическом характере источников права и/или в необходимых для доступа к ним затратах.
Обращение к Принципам в качестве субститута подлежащего применению национального права конечно должно рассматриваться как крайний случай; с другой стороны, это могло бы быть оправдано не только в случае абсолютной невозможности установления соответствующей нормы применимого права, но также и тогда, когда поиск этой нормы сопряжен с несоизмеримыми затруднениями и затратами. Современная судебная практика в таких ситуациях указывает на применение закона места нахождения суда (lex fori). Использование Принципов имело бы преимущество, заключающееся в избежании применения права, которое в большинстве случаев будет более знакомо одной из сторон.

6. Принципы как средство толкования и восполнения существующих международных документов
Любое законодательство международного или национального происхождения ставит вопрос, касающийся точного содержания содержащихся в нем положений. Более того, такое законодательство по своему характеру не в состоянии предвидеть все проблемы, к которым оно будет применимо. Применяя внутренние законодательные акты, можно полагаться на давно сложившуюся практику и критерии толкования, имеющиеся в каждой правовой системе. Ситуация оказывается более неопределенной в отношении документов, которые, хотя и формально инкорпорируются в различные национальные правовые системы, были разработаны и согласованы на международном уровне.
В соответствии с традиционной точкой зрения даже в таких случаях необходимо использовать принципы и критерии, имеющиеся во внутреннем праве, будь то либо право места нахождения суда, либо право, которое должно применяться в соответствии с действующими нормами международного частного права в отсутствие унифицированного регулирования.
В настоящее время как обычные, так и арбитражные суды имеют тенденцию все более избегать такой «конфликтный» метод и вместо этого стремятся толковать и восполнять международные документы, ссылаясь на автономные и международно унифицированные принципы. Этот подход, который был прямо подтвержден в большинстве принятых в последнее время конвенций ( см., например, статью 7 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980), построен на идее, что унифицированное право даже после того, как оно инкорпорировано в различные национальные правовые системы, только формально становится составной частью последних, в то время как по существу оно не теряет своего первоначального характера специального свода правовых норм, разработанного автономно на международном уровне и предназначенного для применения унифицированным образом во всем мире.
До настоящего времени такие автономные принципы и критерии для толкования и восполнения международных документов должны были находиться в каждом отдельном случае самими судьями и арбитрами на основе сравнительного исследования решений, принятых в различных национальных правовых системах. Их задача в этом отношении значительно облегчается использованием Принципов.

7. Принципы как модель для национального и международного законодательства
В силу присущих им качеств Принципы могут к тому же служить моделью для национальных и международных законотворцев при разработке законодательства в области общей части договорного права или по отдельным видам сделок. На национальном уровне Принципы могут быть полезны, в частности, для тех стран, которые не имеют развитого свода правовых норм, относящихся к договорам, и намеренных модернизировать свое право, по крайней мере в области внешнеэкономических отношений, в соответствии с современными международными стандартами. Не очень отличается ситуация в тех странах, которые имеют хорошо отработанную правовую систему, но остро нуждающихся после имевших место недавних серьезных изменений в их социально-экономическом устройстве в реформе своего права, в частности, той его части, которая относится к экономической и предпринимательской деятельности.
На международном уровне Принципы могли бы стать важным источником информации при разработке конвенций и единообразных законов.
Пока терминология, используемая для выражения одинаковых понятий, отличается значительно от одного документа к другому, что создает очевидный риск недоразумений и неправильного толкования. Такие сложности можно было бы избежать, если терминология Принципов была бы принята в качестве международного унифицированного глоссария.


Глава 1 ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ


СТАТЬЯ 1.1 Свобода договора

Стороны свободны вступать в договор и определять его содержание.


КОММЕНТАРИЙ

1. Свобода договора как основной принцип в контексте международной торговли
Принцип свободы договора имеет огромное значение в контексте международной торговли. Право предпринимателей свободно решать, кому предлагать свои товары или услуги и кто будет их поставщиком, так же как и возможность свободно согласовывать условия отдельных сделок, являются фундаментом рыночно ориентированного и конкурентного международного экономического порядка.

2. Секторы экономики, где отсутствует конкуренция
Безусловно существует много возможных исключений из принципа, установленного в настоящей статье.
Что касается свободы заключения договоров с любым другим лицом, то государство может решить в общественных интересах исключить некоторые секторы экономики из сферы свободной конкуренции. В таких случаях соответствующие товары или услуги могут быть приобретены только у одного существующего поставщика, который обычно является государственной организацией и может быть обязан либо не обязан заключать договор в пределах наличия товаров или услуг с любым, кто этого пожелает.

3. Ограничение автономии сторон императивными нормами
Относительно свободы определять содержание договора Принципы в первую очередь сами включают в себя положения, от которых стороны не могут отступать (см. ст. 1.5).
Более того, принятые государством нормы как частного, так и публичного права, имеющие императивный характер (например, антитрестовское законодательство, валютный контроль или регулирование цен, законы, устанавливающие специальный режим ответственности или запрещающие явно нечестные договорные условия, и т.п.), могут иметь преимущество над нормами, содержащимися в Принципах (см. ст. 1.4).


СТАТЬЯ 1.2 Свобода формы

Настоящие Принципы не устанавливают никаких требований о том, что договор должен быть заключен или подтвержден в письменной форме. Его существование может быть доказано любым способом, включая свидетельские показания.


КОММЕНТАРИЙ

1. Договор, как правило, не подчинен формальным требованиям
Настоящая статья устанавливает принцип, что заключение договора, как правило, не связано с какими-либо требованиями к его форме. Хотя статья и упоминает только требование письменной формы, она может быть распространена и на другие требования, касающиеся формы. Кроме того, эта норма относится также и к последующим изменениям или прекращению договора в результате соглашения сторон.
Этот принцип, имеющийся во многих, хотя и не во всех правовых системах, представляется в особенности уместным в контексте международных торговых отношений, где благодаря современным средствам связи многие сделки заключаются с большой скоростью и на безбумажной основе.
Первое предложение настоящей статьи принимает во внимание тот факт, что некоторые правовые системы рассматривают формальные требования как вопрос, относящийся к существу, в то время как другие связывают с ними только доказательственное значение. Второе предложение раскрывает, что в той мере, в которой применяется принцип свободы формы, он подразумевает допустимость устных свидетельств в судебном разбирательстве.

2. Возможные исключения в силу применимого права
Принцип свободы формы договора конечно может быть преодолен применимым правом (см. ст. 1.4). Национальные законодательства, так же как и международные документы, могут устанавливать особые требования, касающиеся формы либо договора в целом, либо отдельных его условий (например, арбитражные соглашения, юрисдикционные оговорки).

3. Требования к форме, согласованные сторонами
Более того, стороны сами могут согласовать особую форму для заключения, изменения или прекращения их договоров. По этому вопросу см. ст. 2.13, 2.17 и 2.18.

СТАТЬЯ 1.3 Обязательность договора

Надлежаще заключенный договор является обязательным для сторон. Он может быть изменен или прекращен только в соответствии с его условиями или по соглашению сторон или иным образом в соответствии с настоящими Принципами.

КОММЕНТАРИЙ

1. Принцип pacta sunt servanda

Настоящая статья устанавливает другой основной принцип договорного права, а именно, что договоры должны соблюдаться (pacta sunt servanda).
Обязательный характер договорного соглашения безусловно предполагает, что соглашение действительно было заключено сторонами и что достигнутое соглашение не затрагивается какими-либо основаниями недействительности. Нормы, регулирующие заключение договорных соглашений, содержатся в Главе 2 Принципов, в то время как основания недействительности рассматриваются в Главе 3. Дополнительные требования в отношении действительности заключения договора могут быть найдены в применимых национальных и международных императивных нормах.

2. Исключения
Естественным продолжением принципа pacta sunt servanda является то, что договор может быть изменен или прекращен в любой момент, когда стороны об этом договорятся. С другой стороны, изменение или прекращение без соглашения является исключением и может быть допущено только в соответствии с условиями договора или если это прямо предусмотрено Принципами (см. ст. 3.10(2), 3.10(3), 3.13, 5.8, 6.1.16, 6.2.3, 7.1.7, 7.3.1 и 7.3.3).

3. Последствия в отношении третьих лиц не рассматриваются
Поскольку, как правило, договор имеет правовые последствия только между его сторонами, возможны случаи, когда он затрагивает также третьи лица. Таким образом, продавец в соответствии с правом некоторых стран может иметь договорную обязанность не допустить ущерба здоровью и имуществу не только покупателя, но и сопровождающих его лиц во время их пребывания в помещении продавца; равным образом, получатель груза может иметь право предъявить иск к перевозчику за неисполнение договорной обязанности, принятой последним по договору перевозки с отправителем. Констатируя принцип обязательной силы договора между его сторонами, настоящая статья не имеет в виду негативно повлиять на любые последствия, которые может иметь договор по отношению к третьим лицам в соответствии с применимым правом.
Аналогичным образом Принципы не затрагивают последствий расторжения или прекращения договора в отношении третьих лиц.

СТАТЬЯ 1.4 Обязательные (императивные) положения

Никакие нормы настоящих Принципов не ограничивают применение обязательных (императивных) положений национального, международного или наднационального происхождения, которые подлежат применению в силу соответствующих норм международного частного права.

КОММЕНТАРИЙ

1. Преимущество императивных норм

Принимая во внимание особую природу Принципов, нельзя ожидать, что они будут иметь преимущество перед применимыми императивными нормами национального, международного или наднационального происхождения. Иными словами, императивные нормы, независимо от того, приняты ли они автономно или в связи с введением в действие международных конвенций, либо приняты наднациональными организациями, не могут быть отменены Принципами.

2. Императивные нормы, применимые в случае простого включения Принципов в договор
В тех случаях, когда ссылка в договоре на Принципы рассматривается только как соглашение инкорпорировать их в договор, в первую очередь Принципы сталкиваются с ограничениями императивных норм права, регулирующего договор, то есть они обязывают стороны только в пределах, в которых Принципы не затрагивают норм применимого права, от которых стороны не вправе отступать в договоре. Кроме того, императивные нормы, действующие в месте, где идет судебное разбирательство, и возможно аналогичные нормы третьих стран могут также превалировать, если они претендуют на применение, независимо от права, регулирующего договор, а в случае с правом третьих стран имеется тесная связь между этими странами и данным договором.

3. Императивные нормы, применимые, если Принципы являются правом, регулирующим договор
Даже в тех случаях, как, например, при рассмотрении спора третейским судом, Принципы применяются как право, регулирующее договор, они все-таки не могут исключить применение тех императивных норм, которые претендуют на применение независимо от права, применимого к договору (lois d'application necessaire). Примерами таких императивных норм являются нормы, применение которых не может быть исключено просто выбором другого права, их можно найти в сфере валютного регулирования (см. ст. VIII(2)(b) Соглашения о международном валютном фонде — Бреттон-Вудское соглашение), регулирования импорта (см. ст. 6.1.14 — 6.1.17 настоящих Принципов о требованиях в связи с государственными разрешениями), регулирования ограничительной деловой практики и т.п.

4. Обращение к нормам международного частного права, имеющим значение для каждого отдельного случая
Как обычные, так и арбитражные (третейские) суды значительно отличаются в своем подходе к определению императивных норм, применимых к международным коммерческим договорам. По этим причинам настоящая статья намеренно уходит от существа различных вопросов, возникающих в данной связи, в частности, должны ли дополнительно приниматься во внимание императивные нормы, действующие в месте нахождения суда, и нормы права третьих стран, регулирующего договор (lex contractus), а если это так, то в каком объеме и на основе каких критериев. Эти вопросы должны решаться в соответствии с нормами международного частного права, имеющими значение в каждом отдельном случае (см., например, ст. 7 Римской конвенции о праве, применимом к договорным обязательствам 1980 года).

СТАТЬЯ 1.5 Исключение или изменение сторонами

Стороны могут исключить применение настоящих Принципов, отступать от них или изменять содержание любого из их положений, если иное не предусмотрено в Принципах.

КОММЕНТАРИЙ

1. Необязательный характер Принципов

Нормы, устанавливаемые Принципами, в общем имеют необязательный характер, то есть стороны в каждом отдельном случае могут просто исключить их применение в целом или в какой-либо части либо изменить их содержание для того, чтобы приспособить их к особым потребностям вида сделки, которую они совершают.

2. Исключение или изменение может быть прямым или молчаливым
Стороны могут исключить или изменить Принципы либо прямо, либо молчаливо. Молчаливое изменение или исключение Принципов имеет место, если стороны прямо согласовали договорные условия, несовместимые с положениями Принципов, и в данном контексте не имеет значения, были ли такие условия согласованы отдельно или они являлись частью стандартных условий, включенных сторонами в свой договор.
Если стороны прямо договорились о применении только некоторых из глав Принципов (например, следующим образом: «в отношении исполнения и неисполнения договора подлежат применению Принципы УНИДРУА»), предполагается, что соответствующие главы будут применяться вместе с общими положениями Главы 1.

3. Императивные положения, содержащиеся в Принципах
Некоторые положения Принципов имеют императивный характер, то есть значение этих положений в системе Принципов таково, что сторонам не разрешается их исключать или отклоняться от них, как они этого хотят. Действительно, принимая во внимание особую природу Принципов, отрицание такого подхода может не привести к желаемым результатам. С другой стороны, необходимо отметить, что такие положения отражают стандарты поведения и нормы, имеющие императивный характер в соответствии с национальным правом большинства стран.
Те положения Принципов, которые являются императивными, обычно указываются прямо в качестве таковых. Так сделано в случае со ст. 7 о добросовестности и честной деловой практике, положений Главы 3 о действительности, кроме той их части, которая относится и применяется к заблуждению и начальной невозможности (см. ст. 3.19), ст. 5.7(2) об определении цены и ст. 7.4.13(2) о согласованном платеже при неисполнении. Как исключение, императивный характер положения только подразумевается и вытекает из содержания и цели самого положения (см. ст. 7.1.6).

СТАТЬЯ 1.6 Толкование и дополнение Принципов

1. При толковании настоящих Принципов надлежит учитывать их международный характер и цели, включая необходимость содействовать достижению единообразия в их применении.
2. Вопросы, охватываемые сферой настоящих Принципов, но которые прямо в них не разрешены, подлежат разрешению в соответствии с их основополагающими общими принципами.

КОММЕНТАРИЙ

1. Толкование Принципов в отличие от толкования договора

Принципы, как и любой другой юридический текст законодательного или договорного происхождения, могут вызвать сомнения в части точного значения их содержания. Однако толкование Принципов отличается от толкования отдельных договоров, к которым они применяются. Даже если считать, что Принципы связывают стороны только на договорном уровне, то есть их применение зависит от их включения в отдельный договор, они остаются автономным сводом норм, созданным с намерением единообразного применения в отношении неопределенного числа договоров различных типов, заключаемых в различных частях света. Следовательно, они должны толковаться иным образом по сравнению с толкованием условий отдельных договоров. Нормы, относящиеся к толкованию последних, содержатся в Главе 4 Принципов. Настоящая статья более относится к способу, при помощи которого должны толковаться Принципы.

2. Необходимость учета международного характера Принципов
Первый критерий, устанавливаемый настоящей статьей для толкования Принципов, заключается в том, что должен учитываться их «международный характер». Это означает, что их условия и понятия должны толковаться автономно, то есть в контексте самих Принципов, а не с учетом значения, которое они могли бы иметь в соответствии с конкретным национальным правом.
Такой подход становится необходимым, если вспомнить, что Принципы представляют собой результат тщательного сравнительного изучения, осуществленного юристами, вышедшими из совершенно отличающихся друг от друга культурных и правовых истоков. При разработке отдельных положений эти специалисты должны были найти достаточно нейтральную юридическую терминологию, с помощью которой они могли бы прийти к взаимному пониманию. Даже в исключительных случаях, когда использовались условия или понятия, свойственные одной или нескольким национальным правовым системам, намерение использовать их в традиционном значении никогда не присутствовало.

3. Цели Принципов
Констатируя, что при толковании Принципов должны учитываться их цели, настоящая статья четко устанавливает, что они должны толковаться не в строго буквальном смысле, а в свете целей и идей, относящихся как к отдельным положениям, так и Принципам в целом. Цель отдельных положений может быть выявлена и из самого текста, и из комментариев к нему. Что касается целей Принципов в целом, то настоящая статья, имея в виду тот факт, что основная цель Принципов заключается в обеспечении единообразных рамок для международных коммерческих договоров, прямо указывает на необходмость способствовать единообразию в их применении, то есть обеспечить, чтобы на практике они, насколько это возможно, толковались и применялись одинаково в различных странах. В отношении иных целей см. замечания, содержащиеся во Введении (см. также ст. 1.7, которая, хотя и адресована сторонам, может также рассматриваться как выражение основополагающей цели Принципов, а именно, содействовать соблюдению добросовестности и честной деловой практики в договорных отношениях).

4. Дополнение Принципов
Многие вопросы, которые попадают в сферу применения Принципов, прямо не урегулированы ими. Для того чтобы установить, попадает ли конкретный вопрос в сферу действия Принципов, хотя он и прямо не урегулирован ими, либо вопрос действительно выходит за их рамки, необходимо принять во внимание то, что прямо указывается в тексте или комментарии (см., например, ст. 3.1, п. 3 комментария к ст. 1.3 и п. 4 комментария к ст. 1.4). Полезным дополнительным руководством в этом отношении является предметный указатель к Принципам.
Потребность содействовать единообразию в применении Принципов подразумеваем что в случае возникновения пробелов решение проблемы прежде, чем прибегать к какому-либо национальному праву, должно быть, когда это возможно, найдено в пределах самой системы Принципов. Первым шагом должна быть попытка урегулировать нерешенный вопрос посредством применения отдельных положений по аналогии. Так, ст. 6.1.6 о месте исполнения должна также относиться и к реституции. Аналогичным образом, нормы, содержащиеся в ст. 6.1.9 в отношении случая, когда денежное обязательство выражено в иной валюте, нежели валюта места платежа, могут также быть применены, когда денежное обязательство выражено ссылкой на расчетные единицы, такие как специальные права заимствования (СДР) или европейская валютная единица (ЭКЮ). Если вопрос не может быть решен простым распространением отдельных положений, регулирующих аналогичные случаи, необходимо обратиться к основополагающим общим принципам, то есть к принципам и нормам, которые могут применяться в более широком масштабе в силу своего общего характера. Некоторые из таких фундаментальных принципов прямо устанавливаются в Принципах (см., например, ст. 1.1, 1.3, 1.5 и 1.7). Другие принципы должны быть извлечены из отдельных положений, например, конкретные нормы, содержащиеся в Принципах, должны быть проанализированы для того, чтобы установить, могут ли они рассматриваться как выражение более общего принципа, и в качестве такового может ли он применяться также к случаям, отличающимся от тех, которые он прямо регулирует.
Безусловно, стороны всегда свободны согласовать применение конкретного национального права, которое будет использоваться для дополнения Принципов. Оговорка такого типа могла бы быть сформулирована следующим образом: «настоящий договор регулируется Принципами УНИДРУА с дополнением правом страны X» или «настоящий договор должен толковаться и исполняться в соответствии с Принципами УНИДРУА; вопросы, прямо не урегулированные в них, должны решаться в соответствии с правом страны X».

СТАТЬЯ 1.7 Добросовестность и честная деловая практика

1. Каждая сторона обязана действовать в соответствии с принятыми в практике международной торговли добросовестностью и честной деловой практикой.
2. Стороны не вправе исключить или ограничить эту обязанность.

КОММЕНТАРИЙ

1. «Добросовестность и честная деловая практика» как фундаментальная идея, лежащая в основе Принципов

Имеется много положений в различных главах Принципов, которые устанавливают прямо или косвенно применение принципа добросовестности и честной деловой практики (см., например, ст. 2.4(2)(Ь), 2.15, 2.16, 2.18, 2.20, 3.5, 3.8, 3.10, 4.1(2), 4.6, 4.8, 5.2, 5.3, 6.1.3, 6.1.5, 6.1.16(2), 6.1.17(1), 6.2.3(3)(4), 7.1.2, 7.1.6, 7.1.7, 7.2.2(Ь)(с), 7.4.8 и 7.4.13). Это означает, что добросовестность и честная деловая практика могут рассматриваться как одна из основополагающих идей, заложенных в Принципах. Устанавливая в общем порядке, что каждая сторона должна действовать в соответствии с добросовестностью и честной деловой практикой, первый пункт настоящей статьи делает ясным, что даже в отсутствие специальных положений в Принципах поведение сторон на протяжении всего существования договора, включая и процесс проведения переговоров, должно соответствовать добросовестности и честной деловой практике.

2. «Добросовестность и честная деловая практика в международной торговле»
Упоминание «добросовестности и честной деловой практики в международной торговле» прежде всего ясно устанавливает, что в контексте Принципов эти два понятия не должны применяться в соответствии со стандартами, обычно используемыми в рамках отдельных правовых систем. Другими словами, такие внутренние стандарты могут приниматься во внимание только в той мере, в которой доказано, что они являются общепринятыми в различных правовых системах. Другое значение использованной формулы заключается в том, что добросовестность и честная деловая практика могут толковаться в свете особых обстоятельств, свойственных международной торговле. Стандарты делового оборота могут в действительности значительно отличаться в различных секторах предпринимательской деятельности, и даже внутри какого-то конкретного сектора они могут быть более или менее строгими в зависимости от социально-экономических условий, в которых действует предприятие, его размеров, технический вооруженности и т.п.
Необходимо заметить, что положения Принципов и/или комментарии к ним иногда упоминают только «добросовестность» или «честную деловую практику». Такое упоминание всегда должно пониматься как ссылка на «добросовестность и честную деловую практику в международной торговле», как это определено в настоящей статье.

3. Императивный характер принципа добросовестности и честной деловой практики
Обязанность сторон действовать в соответствии с добросовестностью и честной деловой практикой имеет такой фундаментальный характер, что стороны не могут в договоре его исключить или ограничить (п. 2). Что касается особых случаев применения общего запрета исключать или ограничивать принцип добросовестности и честной деловой практики между сторонами, — см. ст. 3.19, 7.1.6 и 7.4.13.
С другой стороны, отсутствуют какие-либо препятствия для сторон предусмотреть в договоре обязанность соблюдать более строгие стандарты поведения.


СТАТЬЯ 1.8 Обычай и практика
1. Стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились, и практикой, которую они установили в своих взаимоотношениях.
2. Стороны связаны обычаем, который широко известен и постоянно соблюдается в международной торговле сторонами в соответствующей области торговли, кроме случаев, когда применение такого обычая было бы неразумным.

КОММЕНТАРИЙ

1. Практика и обычаи в контексте Принципов

Настоящая статья устанавливает принцип, в соответствии с которым стороны вообще связаны практикой и обычаями, отвечающими требованиям, указанным в настоящей статье. Более того, эти же требования должны быть соблюдены в отношении практики и обычаев для того, чтобы они применялись в случаях и для целей, прямо указанных в Принципах (см., например, ст. 2.6(3), 4.3 и 5.2).

2. Установившаяся между сторонами практика
Практика, установившаяся между сторонами конкретного договора, автоматически связывает их, если только они прямо не исключили ее применение. Ответ на вопрос, может ли конкретная практика считаться «установившейся» между сторонами, обычно зависит от конкретных обстоятельств, и поведение в случае только одной предшествующей сделки между сторонами, как правило, не является достаточным.

Иллюстрация
1. Поставщик А неоднократно принимал претензии от клиента В в отношении недостатков по количеству и качеству поставляемых товаров в течение двух недель после поставки. Когда В дает еще одно уведомление о недостатках только через две недели, А не может возражать, что уже поздно, поскольку двухнедельное уведомление сводится к практике, установившейся между А и В, которая как таковая обязательна для А.

3. Оговоренные обычаи
Констатируя, что стороны связаны обычаями, относительно которых они договорились, п. 1 настоящей статьи всего-навсего применяет общий принцип свободы договора, установленный в ст. 1.1. В действительности стороны могут либо согласовать все условия своего договора, либо по отдельным вопросам просто сослаться на другие источники, включая обычаи. Стороны могут установить, что применению подлежит любой обычай, включая обычай, возникший в рамках отрасли предпринимательства, к которой ни одна из сторон не принадлежит, или обычай, относящийся к другому типу договора. Можно даже предположить, что стороны договорятся о применении того, что иногда неверно обозначается как обычаи, например свод норм, издаваемый какой-нибудь предпринимательской ассоциацией под названием «Обычаи», но которые только частично отражают установленные общие линии поведения.

4. Другие применимые обычаи
Пункт 2 предусматривает критерии для установления обычаев, применимых в отсутствии специальной договоренности сторон. Обстоятельство, что обычай должен быть «широко известен и постоянно соблюдаться (...) сторонами в соответствующей области торговли», является необходимым условием для применения любого обычая, будь то на международном, только национальном или местном уровне. Дополнительная характеристика «в международной торговле» имеет своей целью избежать применение во внешнеторговых сделках обычаев, возникших и связанных только с внутренними сделками.

Иллюстрация
2. Агент по продаже недвижимости А основывался на конкретном профессиональном обычае своей страны в отношении В, иностранного клиента. В не связан таким обычаем, если этот обычай местный по своей сути и относится к деятельности, преимущественно внутренней по своему характеру.

Только в исключительных случаях чисто местные или национальные обычаи могут применяться без ссылки сторон на них. Так, обычаи, существующие на некоторых товарных биржах или торговых выставках или в портах, должны применяться при условии, что они регулярно соблюдаются также и по отношению к иностранцам. Другое исключение касается случая, когда предприниматель уже заключил немало подобных договоров в иностранном государстве и поэтому он должен быть связан обычаями, установленными в этой стране для таких договоров.

Иллюстрации
3. А, являющийся оператором транспортного терминала, применяет обычай порта, где он находится, по отношению к В, иностранному перевозчику. В связан этим местным обычаем, если этим портом обычно пользуются иностранцы и данный обычай постоянно соблюдается в отношении всех клиентов, независимо от места их нахождения или национальности.
4. Торговый агент А из страны X получает запрос от В, одного из своих клиентов в стране Y, по поводу 10-процентной скидки при оплате товара наличными. А не может возражать против применения такого обычая лишь потому, что этот обычай ограничивается только страной Y, если А осуществлял свою деятельность в этой стране в течение определенного времени.

5. Применение обычая неразумно
Обычай может регулярно соблюдаться в целом предпринимателями в конкретной области торговли, но его применение в данном случае может все-таки быть неразумным. Причины этого могут находиться в особых условиях, в которых действуют одна или обе стороны или в нетипичном характере их сделки. В таких случаях обычай не будет применяться.

Иллюстрация
5. В торговле определенным товаром существует обычай, в соответствии с которым покупатель не может полагаться на недостатки товаров, если они не имеют надлежащего подтверждения международно признанного инспекционного агентства. Когда покупатель А принимает товары в порту назначения, единственное международно признанное инспекционное агентство, действующее в этом порту, находится в состоянии забастовки, а вызов подобного агентства из ближайшего порта привел бы к чрезмерным затратам. Применение обычая в таком случае было бы неразумным, и А может полагаться на недостатки, обнаруженные им, даже если они не были подтверждены международно признанным агентством.

6. Обычаи имеют преимущество над Принципами
Как обыкновения (заведенный порядок), так и обычаи, будучи применимыми в конкретном случае, имеют преимущество над отличающимися от них положений Принципов. Причина этого заключается в том, что они связывают стороны как подразумеваемые условия договора в целом или отдельных заявлений либо как следствие иного поведения одной или обеих сторон. В качестве таковых они уступают прямо выраженным условиям, согласованным сторонами, однако таким же образом, как и обычаи, они превалируют над Принципами. Единственным исключением являются положения, которые специально отмечены как имеющие императивный характер (см. комментарий 3 к ст. 1.5).


СТАТЬЯ 1.9
Уведомление
1. Когда требуется уведомление, оно может быть направлено любым способом, соответствующим обстоятельствам.
2. Уведомление считается действительным, когда оно «достигает» лица, которому оно направлено.
24
3. Для целей п. 2 уведомление «достигает» лица, когда оно сделано этому лицу устно или доставлено этому лицу в месте нахождения его коммерческого предприятия или по его почтовому адресу.
4. Для целей настоящей статьи «уведомление» включает заявление, требование, запрос или любое другое сообщение намерения.

КОММЕНТАРИЙ

1. Форма уведомления

Настоящая статья устанавливает принцип, что уведомление или любое другое сообщение намерения (заявления, требования, запросы и т.п.), предусмотренные отдельными положениями Принципов, не подчиняются никаким особым требованиям относительно их формы, могут быть даны любым соответствующим обстоятельствам способом. Какие способы являются соответствующими, зависит от конкретных обстоятельств, в частности от доступности и надежности различных средств связи, а также от важности и/или срочности сообщения, которое подлежит доставке. Так, если почтовая служба не является надежной, может быть более подходящим использовать факс, телекс или другие формы электронной связи для сообщений, которые должны быть сделаны в письменной форме, либо использовать телефон, что будет достаточным для устных сообщений. Выбирая средство связи, отправитель должен, как правило, учесть ситуацию, существующую как в своей стране, так и в стране адресата.

2. Принцип получения
В отношении всех видов уведомлений Принципы используют так называемый принцип «получения», то есть уведомления не имеют силы, если и до тех пор, пока они не достигли лица, которому они направлены. Для некоторых сообщений это прямо указано в положениях, относящихся к ним: см. ст. 2.3(1), 2.3(2), 2.5, 2.6(2), 2.8(1) и 2.10. Смысл п. 2 настоящей статьи состоит в том, чтобы указать, что аналогичное положение будет действовать и в отсутствие прямо выраженных указаний об этом: см. ст. 2.9, 2.11, 3.13, 3.14, 6.1.16, 6.2.3, 7.1.5, 7.1.7, 7.2.1, 7.2.2, 7.3.2 и 7.3.4.

3. Принцип отсылки прямо оговорен
Естественно, что стороны свободны прямо установить применение принципа отсылки. Это может быть целесообразным, в частности, в отношении уведомления, которое-сторона должна направить для обеспечения своих прав в случаях действительного или предвидимого неисполнения другой стороной, когда вряд ли будет справедливым возлагать риск потери сообщения ошибки или опоздания в передаче сообщения на отправителя. Это тем более представляется правильным, если вспомнить, о трудностях, которые могут возникнуть на международном уровне при доказательстве надлежащего получения уведомления.

4. «Достигает»
В связи с принципом получения представляется важным точно определить, когда данное сообщение «достигает» адресата. Пытаясь определить это понятие, пункт 3 настоящей статьи проводит различие между устными и иными сообщениями. Первые «достигают» адресата, если они сделаны ему лично или другому лицу, уполномоченному принимать сообщения. Иные, кроме устных, сообщения «достигают» адресата, как только они доставлены либо адресату лично, либо в место нахождения его предприятия или по почтовому адресу. Конкретное сообщение не обязательно должно попасть в руки адресату. Достаточным считается, когда оно будет вручено служащему, которого адресат уполномочил его принять, или если оно будет помещено в почтовый ящик адресата или получено факсом, телексом или компьютером адресата.


СТАТЬЯ 1.10 Определения
В настоящих Принципах:
— «суд» включает арбитражный суд (трибунал);
— если сторона имеет более одного коммерческого предприятия, ее «коммерческим предприятием» считается то, которое, с учетом обстоятельств, известных сторонам или предполагавшихся ими в любое время
до или в момент заключения договора, имеет наиболее тесную связь с договором и его исполнением;
— «должник» относится к стороне, которая должна исполнить обязательство, и «кредитор» относится к стороне, которая имеет право получить исполнение этого обязательства;
— «письменная форма» означает любой вид сообщения, который сохраняет запись информации, содержащейся в нем, и способный быть воспроизведенным в осязаемом виде.

КОММЕНТАРИЙ

1. Суды и арбитражные (третейские) суды

Значение Принципов для целей разрешения споров путем арбитражного разбирательства уже было подчеркнуто (см. выше, комментарий к Преамбуле). Вместе с тем для того, чтобы избежать неоправданное утяжеление языка, в тексте Принципов используется только термин «суд», имея в виду, что он относится как к арбитражным, так и обычным судам.

2. Сторона, имеющая более одного коммерческого предприятия
Для целей применения Принципов место нахождения коммерческого предприятия стороны имеет значение в ряде ситуаций, в частности, при доставке уведомления — ст. 1.9(3), возможном продлении срока для акцепта в связи с приходящимся на конец срока выходным днем — ст. 2.8(2), установлении места исполнения — ст. 6.1.6, определении стороны, которая должна обратиться за государственным разрешением — ст. 6.1 Л4(а).
Имея в виду сторону, обладающую несколькими коммерческими предприятиями (обычно — это основное предприятие и различные филиалы), настоящая статья содержит норму, предусматривающую, что в конкретном случае должно приниматься во внимание место нахождения коммерческого предприятия, имеющего теснейшую связь с договором и его исполнением. Ничего не говорится о случае, когда не совпадают место заключения договора и место его исполнения, однако представляется, что в этом случае большее значение будет иметь последнее. При определении места нахождения коммерческого предприятия, имеющего наиболее тесную связь с данным договором и его исполнением, необходимо принять во внимание обстоятельства, известные сторонам или подразумеваемые ими в любой момент, предшествующий заключению договора, или в момент заключения договора. Обстоятельства, известные только одной стороне, так же как и те, о которых они узнали лишь после заключения договора, не могут быть приняты во внимание.

3. «Должник» — «кредитор»
В необходимых случаях для лучшего определения стороны, исполняющей обязательство, и стороны, принимающей его исполнение, используются термины «должник» и «кредитор», независимо от того, идет ли речь о денежном или неденежном обязательстве.

4. «Письменная форма»
В некоторых случаях Принципы содержат ссылку на «письменную форму» или «договор в письменной форме» (см. ст. 1.2, 2.9(2), 2.12, 2.17 и 2.18). Принципы определяют эти формальные требования функционально. Так, письменная форма включает не только телеграмму и телекс, но и любой иной вид сообщения, который сохраняет запись информации и способный быть воспроизведенным в осязаемом виде. Это формальное требование должно быть сопоставлено с более гибкой формой «уведомления» (см. ст. 1.9(1)).


Глава 2

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДОГОВОРА

СТАТЬЯ 2.1 Способ заключения договора
Договор может быть заключен путем акцепта оферты либо в результате поведения сторон, достаточно свидетельствующего о соглашении.

КОММЕНТАРИЙ

1. Оферта и акцепт

Одна из основных идей Принципов заключается в том, что соглашения сторон достаточно само по себе для заключения договора (см. ст. 3.2). Понятия оферты и акцепта традиционно были использованы для определения, было ли достигнуто соглашение, а если было, то в какой момент. Настоящая статья и данная глава ясно указывают, что Принципы сохранили эти понятия в качестве существенных инструментов анализа.

2. Поведение, достаточно свидетельствующее о соглашении
В коммерческой практике договоры, особенно когда они относятся к сложным сделкам, заключаются после продолжительных переговоров без возможности установления последовательности оферты и акцепта. В таких случаях бывает трудно установить, было ли и когда достигнуто договорное соглашение. В соответствии с настоящей статьей договор может считаться заключенным даже тогда, когда момент его совершения не может быть определен, при условии, что поведение сторон в достаточной степени свидетельствует о соглашении. Для того, чтобы определить, имеется ли достаточное свидетельство намерений сторон быть связанными договором, их поведение Должно толковаться в соответствии с критериями, установленными в ст. 4.1 и последующих.

Иллюстрация
А и В вступили в переговоры, имея в виду создание совместного предприятия для разработки новой продукции. После продолжительных переговоров в отсутствии каких-либо формальных оферты и акцепта и при незначительных, подлежавших согласованию пунктах, обе стороны приступили к исполнению. Впоследствии, когда стороны не смогут достичь соглашения по этим незначительным пунктам, суд или арбитраж могут решить, что договор все-таки был заключен, поскольку стороны приступили к исполнению, что указывает на их намерение быть связанными договором.


СТАТЬЯ 2.2 Определение оферты
Предложение о заключении договора является офертой, если оно достаточно определенно и выражает намерение оферента считать себя связанным в случае акцепта.

КОММЕНТАРИЙ


Определяя оферту, в отличие от иных сообщений, которые сторона может направлять в ходе переговоров, начатых с намерением заключить договор, настоящая статья устанавливает два требования: предложение (1) должно быть достаточно определенным, чтобы позволять заключить договор путем простого акцепта, и (2) должно указывать на намерение оферента быть связанным в случае акцепта.

1. Определенность оферты
Поскольку договор заключается простым акцептом оферты, условия будущего соглашения должны быть уже указаны с достаточной определенностью в самой оферте. Соответствует ли данная оферта этому требованию, не может быть установлено общим образом. Даже такие существенные условия, как точное описание поставляемых товаров или оказываемых услуг, их цена, место и срок исполнения и т. п., могут быть оставлены неопределенными в оферте, не делая
ее тем самым обязательно недостаточно определенной: все зависит от того, намерены ли оферент, делая оферту, и адресат оферты, акцептуя ее, вступить в связующее их соглашение, а также могут ли отсутствующие условия быть определены путем толкования текста соглашения в соответствии со ст. 4.1 и последующими или восполнены в соответствии со ст. 4.8 или 5.2. Более того, неопределенность может быть преодолена ссылкой на практику, установившуюся между сторонами, или на обычай (см. ст. 1.8), а также ссылкой на другие конкретные положения Принципов, например ст. 5.6 (определение качества исполнения), ст. 5.7 (определение цены), ст. 6.1.1 (срок исполнения), ст. 6.1.6 (место исполнения) и ст. 6.1.10 (неопределенность валюты).

Иллюстрация
1. В течение нескольких лет А ежегодно возобновлял с В договор о техническом обслуживании компьютеров, принадлежавших А. Открыв еще одно свое бюро, где использовались аналогичные компьютеры, А попросил В обслуживать также и новые компьютеры. В согласился, и несмотря на то обстоятельство, что оферта Л не указывала все условия соглашения, договор был заключен, поскольку отсутствующие условия могут быть взяты из предшествовавших договоров как составляющие практику, установившуюся между сторонами.

2. Связующее намерение
Второй критерий для определения, делает ли сторона оферту заключить договор или просто начинает переговоры, обнаруживается в намерении стороны быть связанной в случае акцепта. Такое намерение очень редко декларируется в прямо выраженной форме, поэтому оно часто должно быть выведено из обстоятельств конкретного случая. Способ, которым делается предложение, например прямо указывается, что это «оферта» или просто «декларация намерения», является первым, хотя и не решающим указанием на возможное намерение. Еще большее значение могут иметь содержание и адресаты предложения. В целом, чем более детально и определенно предложение, тем более вероятно его трактовка в качестве оферты. Предложение, адресованное одному или нескольким конкретным лицам, более вероятно имеет намерением быть офертой, нежели в случае, когда оно обращено к публике вообще.

Иллюстрации
2. После продолжительных переговоров исполнительные директора двух компаний, А и В, установили условия, на которых В приобретает 51% акций компании С, которой полностью владеет А. «Меморандум о соглашении», подписанный участниками переговоров, содержал заключительную оговорку, гласившую, что соглашение не является связующим до того, пока оно не будет одобрено советом директоров А. До того, пока не будет дано такое одобрение, договор не существует. 3. Государственное учреждение А публикует рекламу о торгах в связи с созданием новой телефонной сети. Такая реклама представляет всего лишь приглашение представлять оферты, которые А может акцептовать или нет. Однако если реклама содержит подробные технические условия проекта и указывает, что договор будет заключен с тем, кто даст предложение с самой низкой ценой и которое будет соответствовать техническим условиям, все это может означать оферту, имеющую своим последствием заключение договора, когда будет выявлено предложение с самой низкой ценой.
Предложение может включать в себя все существенные условия договора, однако все-таки не связывать того, кто его сделал в случае его акцепта, если оно обусловливает заключение договора достижением соглашения по некоторым незначительным пунктам, которые оставлены открытыми в предложении.

СТАТЬЯ 2.3 Отмена оферты
1. Оферта вступает в силу, когда она получена адресатом оферты.
2. Оферта, даже когда она является безотзывной, может быть отменена оферентом, если сообщение об отмене получено адресатом оферты раньше, чем сама оферта, или одновременно с ней.

КОММЕНТАРИЙ

1. Когда оферта вступает в силу

Пункт 1 настоящей статьи, который буквально повторяет ст. 15 Венской конвенции, устанавливает, что оферта вступает в силу, когда она получена адресатом оферты (см. ст. 1.9(2)). Для определения, что значит «получена» или иными словами, когда оферта «достигает» адресата, см. ст. 1.9(3). Время, когда оферта вступает в силу, имеет большое значение, поскольку оно указывает момент, с которого адресат оферты может акцептовать ее и, таким образом, определенно связать оферента предложенным договором.

2. Отмена оферты
Существует, однако, и другая причина, почему на практике представляется важным установление момента, когда оферта вступает в силу. В действительности, до этого момента оферент свободен изменить свое решение и не вступать вовсе в соглашение или заменить первоначальную оферту новой, независимо от того, была ли первая оферта безотзывной или нет. Единственное условие состоит в том, что адресат оферты проинформирован об изменении намерения оферента до или одновременно с тем, когда адресат получил информацию о первоначальной оферте. Пункт 2 настоящей статьи, прямо указывая на это обстоятельство, устанавливает необходимость различать «отмену» и «отзыв» оферты: до того, как оферта вступает в силу, она может быть всегда отменена, в то время как вопрос, может ли быть она отозвана (см. ст. 2.4), возникает только после этого момента.

СТАТЬЯ 2.4 Отзыв оферты
1. Пока договор не заключен, оферта может быть отозвана, если сообщение об отзыве будет получено адресатом оферты до отправления им акцепта.
2. Однако оферта не может быть отозвана:
(a) если в оферте указывается путем установления определенного срока для акцепта или иным образом, что она является безотзывной; или
(b) если для адресата оферты было разумным рассматривать оферту как безотзывную и адресат оферты действовал, полагаясь на оферту.

КОММЕНТАРИЙ


Проблема, является ли оферта отзывной или безотзывной, традиционно представляет один из наиболее спорных вопросов в контексте заключения договора. В отсутствие перспектив примирения двух основополагающих подходов, которыми руководствуются различные правовые системы, а именно, подход англо-американского общего права (common law), в соответствии с которым оферта, как правило, является отзывной, и противоположным подходом, которому следует большинство континентальных правовых систем (civil law systems), единственная возможность, которая остается в данном случае, заключается в выборе одного подхода в качестве основного правила, а другого — в качестве исключения.

1. Оферты, как правило, отзывны
Пункт 1 настоящей статьи, взятый буквально из ст. 16 Венской конвенции, устанавливает, что до тех пор, пока договор не заключен, оферты, как правило, отзывны. Этот же пункт, однако, обусловливает отзыв оферты тем, что он получен адресатом до того, как последний отправил акцепт. Таким образом, только тогда, когда адресат устно акцептует оферту или когда адресат может обозначить свое согласие каким-либо действием, не уведомляя об этом оферента (см. ст. 2.6(3)), право оферента отозвать оферту продолжает существовать до того, пока не заключен договор. Вместе с тем, в случае, когда оферта акцептована в письменной форме, указывающей на согласие, и договор заключен, как только оферент получит акцепт (см. ст. 2.6(2)), право оферента отозвать оферту прекращается ранее, то есть тогда, когда адресат отправляет акцепт. Такое решение может причинить неудобства оференту, который не всегда будет знать, может ли он еще отозвать свою оферту. Однако это представляется оправданным с точки зрения законного интереса адресата в сокращении времени, в течение которого может быть отозвана оферта.

2. Безотзывные оферты
Пункт 2 предусматривает два важных исключения из общего правила об отзывности оферты: (i) когда оферта содержит указание, что она безотзывна, и (ii) когда адресат, имея другие причины рассматривать оферту безотзывной, действует, полагаясь на эту оферту.

а. Указание на безотзывность, содержащееся в самой оферте
Указание, что оферта безотзывная, может быть выражено разными способами, самым непосредственным и ясным из которых представляется прямое заявление об этом оферентом, например, следующим образом: «настоящая оферта является твердой» либо «мы сохраняем нашу оферту до того, пока не получим от вас ответ». Безотзывность может быть к тому же просто выведена из других заявлений или поведения оферента. Указание на фиксированный срок для акцепта может, хотя и не во всех случаях, само по себе означать подразумеваемое указание безотзывности оферты. Ответ должен находиться в каждом отдельном случае в результате толкования условий оферты в соответствии с различными критериями, установленными в общих нормах о толковании в Главе 4. В целом, если оферент действует в рамках правовой системы, где фиксированный срок для акцепта рассматривается в качестве указания на безотзывность оферты, можно предположить, что, указывая такой фиксированный срок, оферент намеревается сделать безотзывную оферту. С другой стороны, если оферент действует в правовой системе, где фиксированный срок для акцепта недостаточен для того, чтобы считать оферту безотзывной, то оферент обычно не имеет такого намерения.

Иллюстрации
1. Туристическое агентство А информирует своего клиента о круизе в своей^екламной брошюре о проведении следующих выходных дней в Нью-Йорке. Оно призывает клиента забронировать места в течение следующих трех дней, добавляя, что после этой даты возможно уже не будет свободных мест. Такое заявление само по себе не будет рассматриваться как указывающее, что оферта безотзывна в течение ближайших трех дней.
2. А приглашает В сделать письменную оферту в отношении условий, на которых В готово осуществить строительство здания. В представляет подробную оферту, содержащую заявление следующего содержания: «цены и другие условия недействительны после 1 сентября». Если А и В действуют в рамках правовой системы, где такое заявление рассматривается как указание, что оферта является безотзывной до указанной даты, то В может рассчитывать, что оферта должна быть понята как безотзывная. Иное понимание можно ожидать, если адресат действует в правовой системе, где такие заявления не считаются достаточными для обозначения оферты как безотзывной.

б. Оферент полагается на безотзывность оферты
Второе исключение из общего правила о безотзывности оферт, а именно в случае, «если для адресата оферты было разумным полагаться на безотзывность оферты» и «адресат оферты действовал, полагаясь на оферту», представляет собой применение общего принципа добросовестности и честной деловой практики, установленного в ст. 1.7. Вывод о том, что адресат полагался на безотзывность оферты, может быть сделан либо из поведения адресата оферты, либо из характера самой оферты, например оферты, акцепт которой требует тщательного и дорогостоящего анализа со стороны адресата, либо оферты, сделанной с намерением, что адресат сделает со своей стороны оферту третьему лицу. Такие действия, которые адресат должен был бы выполнить, полагаясь на оферту, могут состоять в подготовке к производству, приобретении или аренде материалов или оборудования, в иных расходах и т.п. при условии, что такие расходы могли бы рассматриваться как обычные в соответствующей области торговли или иным образом должны были быть предвидены или известны оференту.

Иллюстрации
3. Торговец антиквариатом А обращается с просьбой к В реставрировать десять картин при условии, что работа будет закончена в течение трех месяцев и цена за работу не превысит установленную сумму. В сообщает А, что для того, чтобы решить принимать или нет оферту, В считает необходимым начать работу над одной картиной, и после этого он даст определенный ответ в течение пяти дней. А соглашается, и В, полагаясь на оферту А, немедленно начинает работу. А не может отозвать свою оферту в течение этих пяти дней.
4. А желает получить оферту от В для включения в заявку на участие в торгах по проекту, который будет решен в течение указанного времени. В представляет оферту, на которую А полагается при расчете цены своей заявки для торгов. До истечения установленной даты, но до того, как А представил свою заявку, В информирует А о том, что не желает более поддерживать свою оферту. Оферта В является безотзывной до указанной даты, поскольку А полагался на оферту В, делая свою заявку.


СТАТЬЯ 2.5 Отклонение оферты
Оферта теряет силу, когда сообщение об отклонении оферты получено оферентом.

КОММЕНТАРИЙ

1. Отклонение может быть прямым или подразумеваемым

Оферта может быть отклонена либо прямо, либо подразумеваемым способом. Частым случаем подразумеваемого отклонения оферты является ответ на оферту, который претендует на то, чтобы быть акцептом, но содержит дополнения, ограничения или иные изменения (см. ст. 2.11(1)).
В отсутствие прямого отклонения оферты заявление или поведение адресата оферты должно быть в любом случае таковым, чтобы оправдать веру оферента в то, что адресат не имеет намерения акцептовать оферту. Ответы адресата оферты, который всего лишь является запросом возможной альтернативы, например, следующего содержания: «возможна ли скидка с цены» или «нельзя ли перенести срок поставки на два дня раньше», обычно не считаются достаточными для вывода о намерении акцептовать имеющуюся оферту.
Необходимо помнить, что отклонение оферты приводит к прекращению любой оферты, независимо от того, является ли оферта отзывной или безотзывной в соответствии со ст. 2.4.

Иллюстрация
А получает оферту от В, в которой указывается, что оферта будет твердой в течение двух недель. , А направляет свой ответ обратной почтой с просьбой частичного изменения условий, которое В не принимает. А не может более акцептовать первоначальную оферту, даже в течение времени, оставшегося до истечения двухнедельного периода, поскольку А, делая контроферту, подразумеваемым образом отклонил первоначальную оферту.

2. Отклонение — одно из оснований прекращения оферты
Отклонение оферты ее адресатом является только одним из оснований прекращения оферты. Другие основания рассматриваются в ст. 2.4(1) и 2.7.


СТАТЬЯ 2.6 Разновидности акцепта
1. Заявление или иное поведение адресата оферты, выражающее его согласие с офертой, является акцептом. Молчание или бездействие само по себе не является акцептом.
2. Акцепт оферты вступает в силу, когда указанное согласие получено оферентом.
3. Однако, если в силу оферты или в результате практики, которую стороны установили в своих взаимоотношениях, или обычая адресат оферты может, не извещая оферента, выразить согласие путем совершения какого-то действия, акцепт вступает в силу в момент совершения такого действия.

КОММЕНТАРИЙ

1. Выражение согласия с офертой

Для того, чтобы имел место акцепт, адресат оферты должен так или иначе выразить «согласие» с офертой. Простого подтверждения получения оферты или выражения интереса к ней недостаточно. Более того, согласие должно быть безусловным, то есть оно не может быть поставлено в зависимость от дальнейших шагов, которые должен предпринять оферент (например, «наш акцепт обусловлен вашим окончательным одобрением») или адресат оферты (например, «настоящим мы акцептуем условия договора, как они сформулированы в вашем меморандуме, и обязуемся передать договор на одобрение нашего совета директоров в течение последующих двух недель»). Наконец, ответ, претендующий на акцепт, не должен содержать отличий по сравнению с условиями оферты или, по крайней мере, никаких отличий, существенно изменяющих эти условия (см. ст. 2.11).

2. Акцепт поведением
При условии, что оферта не предусматривает какой-либо конкретный способ акцепта, выражение согласия может быть осуществлено либо прямым заявлением, либо может быть выведено из поведения адресата оферты. Пункт 1 настоящей статьи не указывает
форму, которая означает такое поведение: чаще всего оно будет состоять в действиях по исполнению, таких как уплата цены авансом, отгрузка товаров или начало работ на строительной площадке и т.п.

3. Молчание или бездействие
Определяя, что «молчание или бездействие само по себе не является акцептом», п. 1 ясно определяет, что простое молчание или бездействие со стороны адресата оферты, как правило, не допускает вывода о том, что адресат согласен с офертой. Ситуация выглядит иначе в том случае, когда стороны сами согласились, что молчание будет означать акцепт, или когда это вытекает из существующей деловой практики или обычая. Однако в любом случае для оферента недостаточно в одностороннем порядке заявить в своей оферте, что она будет считаться акцептованной в отсутствие какого-либо ответа от адресата. Поскольку инициатором предложения заключить договор является оферент, адресат оферты свободен не только акцептовать или не акцептовать оферту, но он также может просто игнорировать ее.

Иллюстрации
1. А запросил В об условиях продления договора на поставку вина, срок действия которого истекал 31 декабря. В свою оферту В включил положение, предусматривающее, что «если мы не получим от Вас каких-либо известий по крайней мере до конца ноября, мы будем считать, что Вы согласились продлить договор на условиях, указанных выше». А посчитал условия совершенно неприемлемыми и даже не послал никакого ответа. Первоначальный договор прекращает свое действие в установленный срок без согласования между сторонами нового договора.
2. По долгосрочному договору на поставку вина В регулярно принимал заказы А без прямого выражения, подтверждающего его согласие. 15 ноября А заказал большое количество товара для Нового года. В не ответил, не осуществил поставку в указанный срок. В нарушил договор, поскольку в соответствии с установленной между сторонами практикой молчание со стороны В в отношении заказов, полученных от А, означает акцепт.

4. Когда акцепт вступает в силу
В соответствии с п. 2 акцепт вступает в силу в момент, когда выражение согласия получено оферентом (см. ст. 1.9(2)), Определение того, что означает «получено» см. ст. 1.9(3), Причина того, что предпочтение было отдано принципу «получения», а не «отправки», заключается в том, что риск в передаче лучше возлагать на адресата оферты, а не на оферента, поскольку именно адресат оферты выбирает способ связи, и он знает, подвержен ли избранный им способ связи особым рискам или задержкам, и в конце концов, следовательно, именно он наилучшим способом может принять меры, обеспечивающие получение акцепта по назначению.
Как правило, акцепт в силу простого поведения аналогичным образом вступает в силу только тогда, когда уведомление об этом получено оферентом. Однако следует заметить, что особое уведомление об этом от адресата оферты будет необходимо только в случаях, когда поведение адресата оферты само по себе не содержит уведомление об акцепте оферента в течение разумного срока. Во всех иных случаях, например, если поведение состоит в уплате цены или отгрузке товаров самолетом или иным скоростным видом транспорта, те же последствия могут иметь место просто в результате сообщения оференту банком или перевозчиком о денежном переводе или отправке товаров.
Исключение из общего правила, установленного в п. 2, имеет место в случае, предусмотренном п. 3, то есть когда «в силу оферты или в результате практики, которую стороны установили в своих взаимоотношениях, или обычая адресат оферты может, не извещая оферента, выразить согласие путем совершения какого-то действия». В таких случаях акцепт вступает в силу в момент совершения определенного действия независимо от того, извещен ли сразу об этом оферент.

Иллюстрации
3. А обращается к В с просьбой подготовить специальную программу для создания банка данных. Не уведомляя Д об акцепте, В начинает подготовку программы и по завершении работы настаивает на оплате в соответствии с условиями, указанными в оферте А. В не имеет права на оплату, поскольку то, что он считает акцептом оферты А, не имело силы, так как В не уведомил А об этом.
4. Обстоятельства те же, что и в иллюстрации 3; отличие состоит в том, что В в оферте было сообщено о том, что Л будет отсутствовать в течение следующих двух недель и что, если В намерен акцептовать оферту, он должен начать работу над программой немедленно для того, чтобы сэкономить время. Договор заключен, как только В приступает к работе над программой, даже если В не удается сообщить об этом А немедленно или на более позднем этапе.
Настоящая статья соответствует пп. 1 и 2 первой части и п. 3 ст. 18 Венской конвенции.


СТАТЬЯ 2.7 Момент акцепта
Оферта должна быть акцептована в течение времени, указанного оферентом, или, если такой срок не указан, в течение разумного срока с учетом конкретных обстоятельств, включая скорость средства связи, использованного оферентом. Устная оферта должна быть акцептована немедленно, если обстоятельства не говорят об ином.

КОММЕНТАРИЙ


В отношении срока, в течение которого должна быть акцептована оферта, настоящая статья, которая соответствует второй части п. 2 ст. 18 Венской конвенции, проводит различие между устными и письменными офертами. Устные оферты должны быть акцептованы немедленно, если только конкретные обстоятельства не говорят об ином. Что касается письменных оферт, то все зависит от того, указывает ли оферта точный срок для акцепта: если такой срок имеется, то оферта должна быть акцептована в этот срок, в то время как во всех остальных случаях выражение согласия должно быть получено оферентом «в течение разумного срока с учетом конкретных обстоятельств, включая скорость средства связи, использованного оферентом».
Важно отметить, что установленные настоящей статьей нормы применяются также и в ситуациях, когда в соответствии со ст. 2.6(3) адресат оферты может выразить свое согласие путем совершения действия, не уведомляя об этом оферента; в таких случаях совершение действия должно иметь место в течение соответствующего периода времени.
Точный момент времени, когда начинает течь срок, установленный оферентом, и порядок учета выходных дней, выпадающих на этот период времени, устанавливаются в ст. 2.8; вопросы запоздавшего акцепта и задержки при пересылке рассматриваются в ст. 2.9.


СТАТЬЯ 2.8 Акцепт в указанный срок
1. Срок для акцепта оферты, указанный оферентом в телеграмме или письме, начинает течь с момента, когда телеграмма сдана для отправки, или с даты, указанной на письме, или если такая дата отсутствует, то с даты, указанной на конверте. Срок для акцепта, установленный оферентом посредством моментальной связи, начинает течь с момента, когда оферта достигает адресата оферты.
2. Государственные праздники или нерабочие дни, имеющие место в течение срока для акцепта, включаются при исчислении этого периода времени. Однако, если уведомление об акцепте не может быть доставлено оференту в последний праздничный или нерабочий день в место, где находится коммерческое предприятие оферента, этот период времени продлевается до следующего первого рабочего дня.

КОММЕНТАРИЙ


Оферент может установить конечный срок, в течение которого адресат оферты должен акцептовать оферту. Если это сделано путем указания точной даты (например, «в случае, если Вы намерены акцептовать мою оферту, пожалуйста, сделайте это не позднее 1 марта»), то особых проблем не возникает. Если же, с другой стороны, оферент просто указывает период времени (например, «Вам дается десять дней для акцепта этой оферты»), то может возникнуть проблема, с какого момента начинает исчисляться этот период времени, а также каковы последствия того, что на этот период времени или его завершение приходятся выходные дни. Настоящая статья, которая соответствует статье 20 Венской конвенции, имеет своей целью дать ответ на эти два вопроса в случае, когда об этом ничего не сказано в оферте.


СТАТЬЯ 2.9 Запоздавший акцепт. Задержка при пересылке
1. Запоздавший акцепт тем не менее сохраняет силу акцепта, если оферент без неоправданной задержки сообщит об этом адресату оферты или направит ему соответствующее уведомление.
2. Когда из письма или иного письменного сообщения, содержащего запоздавший акцепт, видно, что оно было отправлено при таких обстоятельствах, что если бы его пересылка была нормальной, оно было бы получено оферентом своевременно, запоздавший акцепт сохраняет силу акцепта, если только оферент без неоправданной задержки не известит адресата, что он считает свою оферту утратившей силу.

КОММЕНТАРИЙ

1. Запоздавший акцепт обычно не имеет силы

В соответствии с принципом, установленным в ст. 2.7 для того, чтобы акцепт имел силу, он должен быть получен оферентом в течение срока, установленного им, или, если такой срок отсутствует, в течение разумного срока. Это значит, что, как правило, акцепт, который оферент получает после этого срока, не имеет силы и может быть проигнорирован оферентом.

2. Оферент может тем не менее «акцептовать» запоздавший акцепт
Пункт 2 настоящей статьи, который соответствует ст. 21 Венской конвенции, устанавливает, что оферент может тем не менее рассматривать запоздавший акцепт как полученный вовремя и таким образом придать ему силу, при условии, что оферент «без неоправданной задержки» сообщит об этом адресату оферты или направит ему соответствующее уведомление. Если оферент воспользуется этой возможностью, договор будет считаться заключенным, как только запоздавший акцепт будет получен оферентом, а не когда оферент известит адресата оферты о своем намерении рассматривать запоздавший акцепт имеющим силу.

Иллюстрация
I. А указывает 31 марта в качестве окончательного срока для акцепта своей оферты. А получает акцепт от В 3 апреля. А, который сохраняет заинтересованность в договоре, намерен «акцептовать» запоздавший акцепт В и немедленно сообщает В о своем намерении. Несмотря на то обстоятельство, что это сообщение В получает только 5 апреля, договор заключен 3 апреля.

3. Опоздание акцепта из-за задержки при пересылке
Если акцепт опаздывает в связи с тем, что адресат оферты не послал его вовремя, вполне естественным будет рассматривать его как не имеющим силы, если только оферент прямо не указал об ином. Ситуация представляется иной, когда адресат оферты ответил вовремя, однако акцепт не был получен оферентом из-за непредвиденной задержки при пересылке. В этом случае расчет оферента на то, что акцепт был получен вовремя, заслуживает правовой защиты, имеющей своим последствием то, что запоздавший акцепт рассматривается имеющим силу, если только оферент не возразит против этого без неоправданной задержки. Единственным условием, устанавливаемым п. 2, является то, что письмо или иное письменное сообщение, содержащее запоздавший акцепт, свидетельствовало бы, что оно было послано при таких обстоятельствах, что если бы его пересылка была бы нормальной, оно было бы получено оферентом своевременно.

Иллюстрация
2. Обстоятельства те же, что и в иллюстрации 1; отличие в том, что В, зная о том, что обычное время для пересылки А писем по почте составляет три дня, отправляет свое письмо, содержащее акцепт, 25 марта. В результате забастовки почтовой службы в странеД письмо, на конверте которого указана дата его отправки, доставляется только 3 апреля. Акцепт В, хотя и запоздавший, тем не менее имеет силу, если только А не возразит на это без неоправданной задержки.


СТАТЬЯ 2.10 Отмена акцепта
Акцепт может быть отменен, если сообщение об отмене получено оферентом раньше того момента или в тот же момент, когда акцепт должен был вступить в силу.

КОММЕНТАРИЙ


В отношении отмены акцепта настоящая статья устанавливает тот лее принцип, что и содержащийся в ст. 2.3, касающейся отмены оферты, то есть адресат оферты может изменить свое решение и отменить свой акцепт при условии, что сообщение об отмене будет получено оферентом ранее или в тот же момент, когда получен
акцепт.
Необходимо заметить, что в то время как оферент связан своей офертой и не может изменить своего решения после того, как адресат оферты отправил свой акцепт (см. ст. 2.4(1)), адресат оферты теряет свободу выбора на более поздней стадии, то есть когда уведомление об акцепте получено оферентом.
Настоящая статья соответствует ст. 22 Венской конвенции.

СТАТЬЯ 2.11 Акцепт с оговорками
1. Ответ на оферту, который имеет целью служить акцептом, но содержит дополнения, ограничения или иные изменения, является отклонением оферты и представляет собой встречную оферту.
2. Однако ответ на оферту, который имеет целью служить акцептом, но содержит дополнительные или отличающиеся условия, не меняющие существенно условий оферты, является акцептом, если только оферент без неоправданной задержки не возразит против этих расхождений. Если он этого не сделает, то условиями договора будут являться условия оферты с изменениями, содержащимися в акцепте.

КОММЕНТАРИЙ

1. Акцепт с оговорками обычно должен рассматриваться как контроферта

В коммерческой практике часто случается, что адресат оферты, показывая оференту свое намерение акцептовать оферту («подтверждение заказа»), тем не менее включает в заявление условия, которые дополняют или отличаются от тех, которые содержатся в оферте. Пункт 1 настоящей статьи предусматривает, что такой претендующий быть акцептом ответ, как правило, должен рассматриваться как отклонение оферты и сводиться к контроферте, даваемой адресатом оферты, и эту контроферту оферент может или не может принять прямо или косвенно, то есть путем совершения какого-то действия.

2. Оговорки, которые не меняют характер акцепта
Принцип, в соответствии с которым акцепт должен быть зеркальным отражением оферты, подразумевает, что даже незначительные различия между офертой и акцептом допускают, чтобы каждая сторона на более поздней стадии поставила под вопрос существование договора. Для предотвращения такого результата, к которому вполне может стремиться одна из сторон из-за неблагоприятных для нее изменений рыночной ситуации, п. 2 предусматривает исключение из общего правила, установленного в п. 1, определяя, что в случае, когда дополнительные или отличающиеся условия, содержащиеся в акцепте, не меняют «существенно» условий оферты, договор заключен с этими изменениями, если только оферент не возразит против них без неоправданной задержки.
Что означает «существенное» изменение не представляется возможным определить абстрактно, и содержание этого выражения зависит от конкретных обстоятельств. Дополнительные или отличающиеся условия, относящиеся к цене или способу платежа, месту и сроку исполнения неденежного обязательства, объему ответственности одной стороны перед другой и урегулированию споров, обычно, хотя и не всегда, представляют существенное изменение оферты. Важным фактором, который необходимо учитывать в данной связи, является обстоятельство, насколько обычно дополнительные или отличающиеся условия используются в соответствующей области предпринимательской деятельности и поэтому не являются неожиданными для оферента.

Иллюстрации
1. А заказывает у В оборудование, которое должно быть испытано Б помещении, принадлежащем А. В своем подтверждении заказа В заявляет, что он акцептует условия оферты, однако добавляет, что
хотел бы присутствовать при испытании оборудования. Дополнительное условие не является «существенным» изменением оферты и поэтому становится частью договора, если только Л не возразит без неоправданной задержки.
2. Обстоятельства те же, что и в Иллюстрации 1; различие состоит в том, что в своем подтверждении заказа В добавляет арбитражную оговорку. Если только обстоятельства не указывают на иное, такая оговорка сводится к «существенному» изменению условий оферты, имеющему своим результатом, что ответ, претендующий быть акцептом, будет составлять контроферту.
3. А заказывает у В определенное количество пшеницы. В подтверждение заказа В добавляет арбитражную оговорку, включение которой представляется обычной практикой в области торговли данным товаром. Поскольку такая оговорка не будет неожиданной для А, она не представляет «существенного» изменения условий оферты и, если только А не заявит возражений без неоправданной задержки, арбитражная оговорка становится частью договора.


СТАТЬЯ 2.12 Письменные подтверждения
Если в письменном сообщении, посланном в течение разумного времени после заключения договора и имеющем целью быть подтверждением договора, содержатся дополнительные или отличающиеся условия, такие условия становятся частью договора, если только они существенно не изменяют договор или получатель без неоправданной задержки не возражает против расхождений.

КОММЕНТАРИЙ

1. «Письменные подтверждения»

Настоящая статья рассматривает ситуацию, когда договор уже был заключен либо устно, либо письменно путем обмена письменными сообщениями, сводившимися к основным условиям соглашения, а впоследствии одна сторона посылает другой документ, предназначенный лишь подтвердить то, о чем согласились стороны, однако в действительности содержащий условия, которые дополняют или отличаются от тех, которые перед этим были согласованы сторонами. Теоретически данная ситуация отличается от той, которая имеется в виду в ст. 2.11, когда договор еще не был заключен, и измененные условия содержатся в ответе адресата оферты, претендующем быть акцептом. Тем не менее, поскольку на практике может оказаться весьма затруднительным, если не невозможным, различить обе ситуации, настоящая статья отражает в отношении измененных условий, содержащихся в письменном подтверждении, то же решение, которое имеется в виду в ст. 2.11. Иными словами, так же как и для изменений, содержащихся в подтверждении заказа, предусмотрено, что условия, дополнительные или отличающиеся от тех, которые были согласованы сторонами ранее и содержащиеся в письменном подтверждении, становятся частью договора, если только они «существенно» не изменяют соглашение и получатель документа не возражает против них без неоправданной задержки.
Само собой разумеется, что и в случае письменного подтверждения определенный ответ на вопрос о том, какие из новых условий «существенно» изменяют условия ранее достигнутого соглашения, также может быть дан только в свете конкретных обстоятельств. С другой стороны, настоящая статья явно не применима к случаям, когда сторона, отправляя письменное подтверждение, прямо предлагает другой стороне возвратить подтверждение, подписанное ею надлежащим образом. При таких обстоятельствах безразлично, содержит ли письменный документ изменения, а если и содержит, то являются ли такие изменения «существенными», поскольку письменный документ должен быть в любом случае непосредственно акцептован адресатом для того, чтобы возник договор.

Иллюстрации
1. А заказывает у В по телефону оборудование, и В акцептует заказ. На следующий день А получает письмо от В, подтверждающее условия их устного соглашения, добавляя, однако, что В желает присутствовать при испытаниях оборудования, проводимых А у себя. Дополнительное условие не является «существенным» изменением условий, ранее согласованных сторонами, и поэтому они становятся частью договора, если только А не заявит возражений без неоправданной задержки.
2. Обстоятельства те же, что и в иллюстрации 1; различие состоит в том, что изменения, содержащиеся в письменном подтверждении В, являются в дополнении арбитражной оговоркой. Если только обстоятельства не указывают на иное, такая оговорка означает «существенное» изменение условий, ранее согласованных сторонами, и в результате она не становится частью договора.
3. А заказывает по телексу у В определенное количество пшеницы, и В немедленно посылает свой акцепт по телексу. Позднее в тот же день В посылает А письмо, подтверждающее условия их соглашения, но дополняя его арбитражной оговоркой, что является обычной практикой в торговле соответствующими товарами. Поскольку такая оговорка не может стать неожиданной для А, она не является «существенным» изменением ранее согласованных сторонами условий, и арбитражная оговорка становится частью договора, если только А не возразит против этого без неоправданной задержки.

2. Письменное подтверждение должно быть направлено в течение разумного времени после заключения договора
Норма, в соответствии с которой молчание со стороны получателя означает акцепт содержания письменного подтверждения, включая любые несущественные изменения ранее согласованных сторонами условий, предполагает, что письменный документ направлен «в течение разумного времени после заключения договора». Любой такой письменный документ, посланный после истечения времени, которое, принимая во внимание конкретные обстоятельства, представляется неразумно продолжительным, теряет какое-либо значение, и поэтому молчание со стороны получателя более не может быть истолковано как акцепт его содержания.

3. Счета-фактуры
С точки зрения настоящей статьи термин «письменное подтверждение» должен пониматься в широком смысле, то есть как покрывающий также те случаи, когда сторона использует счет-фактуру или Другой аналогичный документ, имеющий отношение к исполнению, Для указания условий договора, заключенного устно или неофициальным путем, при условии, что такое использование является обычным в соответствующей области предпринимательской деятельности и/или в соответствующем государстве.


СТАТЬЯ 2.13
Заключение договора, зависящее от соглашения по конкретным вопросам или соблюдения особой формы
Если в ходе переговоров одна из сторон настаивает на том, что договор не будет заключен до того, пока не будет достигнуто соглашение по конкретным вопросам или соблюдена особая форма соглашения, договор не является заключенным до того, пока не будет достигнуто соглашение по этим вопросам или оно не будет соответствующим образом оформлено.

КОММЕНТАРИЙ

1. Заключение договора, зависящее от соглашения по конкретным вопросам

Как правило, договор заключен, если стороны достигли соглашения об условиях, являющихся существенными для данной сделки, в то время как малозначительные условия, которые стороны не урегулировали, могут впоследствии подразумеваться либо обстоятельствами, либо нормами права (см. комментарий 1 к ст. 2.2, а также ст. 4.8 и 5.8).

Иллюстрация
1. А соглашается с В по всем условиям, которые являются существенными для договора, который они намерены заключить с целью реализации товаров А. Когда впоследствии возникает вопрос о том, кто должен нести расходы по рекламной кампании, ни одна из сторон не может утверждать, что договор не был заключен потому, что в нем отсутствует урегулирование по этому вопросу, поскольку отсутствующее условие не является существенным для данного вида сделок и будет подразумеваться в силу обстоятельств или норм права.
Стороны могут, тем не менее, в данном случае рассматривать какие-то специфические вопросы, имеющие такое значение, что у них будет отсутствовать намерение вступить в обязывающий их договор, если урегулирование по этим вопросам не будет достигнуто в удовлетворительной форме. Если стороны или хотя бы одна из них делает явным такое намерение, договор как таковой не возникает без соглашения по этим вопросам. Используя выражение «настаивает»,
настоящая статья проясняет, что для сторон не будет достаточным заявить о своем намерении, имеющем такие последствия, просто мимоходом: это должно быть сделано однозначно.

Иллюстрация
2. Обстоятельства те же, что и в иллюстрации 1, отличие состоит в том, что во время переговоров В неоднократно заявлял, что вопрос о том, кто должен нести расходы по рекламной кампании, должен быть прямо урегулирован. Несмотря на согласие по всем существенным условиям договора, между Л и В договор не возникает, поскольку В настаивал на том, что заключение договора зависит от соглашения по специфическим условиям.

2. Заключение договора, зависящее от соглашения в особой форме
В коммерческой практике, особенно когда речь идет о сложных сделках, достаточно часто после длительных переговоров стороны подписывают неформальные документы, называемые «Предварительное соглашение», «Меморандум о взаимопонимании», «Письмо о намерении» и т.п., где содержатся условия соглашения, которые удалось на данном этапе достичь сторонам, но одновременно в них констатируется намерение оформить договоренность на более поздней стадии официальным документом (например, «подлежит закреплению договором» или «должно быть оформлено официальное соглашение»). В некоторых случаях стороны считают свой договор уже заключенным, а составление официального документа считают подтверждением уже достигнутого соглашения. Однако если обе стороны или хотя бы одна из них делает ясным, что они не намерены быть связанными, если не будет составлен официальный документ, договор не будет заключен до этого момента, даже если стороны согласились по всем имеющим значение аспектам их сделки.

Иллюстрации
3. После длительных переговоров А и В подписали «Меморандум о взаимопонимании», содержащий условия соглашения о создании совместного предприятия для разведки и разработки континентального шельфа страны X. Стороны согласились, что позднее они подготовят соглашение, оформленное официальными документами, для подписания и обмена ими на официальной церемонии. Если «Меморандум» уже содержит вес значимые условия соглашения и имеется в виду, что последующий документ только позволит в соответствующей форме представить публике соглашение, может быть сделан вывод о том, что договор был уже заключен, когда был подписан первый документ.
4. Обстоятельства те же, что и в иллюстрации 3, отличие состоит в том, что «Меморандум о взаимопонимании» включает оговорку «не является обязательным до оформления окончательного соглашения» или подобную ей. Связующий стороны договор отсутствует до подписания и обмена официальными документами.


СТАТЬЯ 2.14 Договор с умышленно открытыми условиями
1. Если стороны намерены заключить договор, обстоятельство, что они умышленно оставили какое-то условие для согласования в ходе будущих переговоров или подлежащим определению третьим лицом, не является препятствием для возникновения договора.
2. Существование договора не затрагивается тем, что впоследствии:
a) стороны не достигли согласия по такому условию; или
b) третье лицо не определило это условие,
если имеется иное средство сделать это условие определенным, которое является разумным при существующих обстоятельствах, принимая во внимание намерения сторон.

КОММЕНТАРИЙ

1. Договор с умышленно открытыми условиями

Договор может не отражать один или несколько вопросов, потому что стороны просто не думали о них во время переговоров. Если стороны договорились об условиях, являющихся существенными для данного вида сделки, то договор будет считаться тем не менее заключенным, и отсутствующие условия будут восполнены на основе ст. 4.8 или 5.2 (см. также комментарий 1 к ст. 2.2). Совершенно иным является случай, предусмотренный данной статьей: здесь стороны намеренно оставили открытыми одно или более условий, потому что
не смогли или не желали их определять в момент заключения договора и установили, что они будут определены в соглашении, которое будет заключено сторонами на более поздней стадии, или оно будет определено третьим лицом.
Последняя ситуация, которая особенно часто встречается, хотя и не ограничивается случаями, касающимися долгосрочных сделок, в основном вызывает две проблемы: во-первых, препятствует ли возникновению договора тот факт, что стороны намеренно оставили открытыми определенные условия, и во-вторых, если ответ на этот вопрос отрицательный, то что произойдет с договором, если стороны впоследствии не смогут достичь соглашения или третье лицо также этого не сделает.

2. Открытые условия сами по себе не препятствуют действительному заключению договора
Пункт 1 устанавливает, что если стороны имели намерение заключить договор, то обстоятельство, что они умышленно оставили открытым условие, которое должно быть согласовано в дальнейших переговорах или определено третьим лицом, не препятствует возникновению договора.
В случаях, когда это прямо не определено, намерение сторон заключить договор, несмотря на открытые условия, может быть выведено из других обстоятельств, таких как несущественность данных условий, степень определенности соглашения в целом, что открытые условия относятся к вопросам, которые по своему характеру могут быть определены только на более поздних стадиях, что соглашение уже частично исполнено и т.п.

Иллюстрация
1- Судоходная компания А заключает подробное соглашение с В, оператором транспортного терминала, об использовании контейнерного терминала. Соглашение фиксирует минимальное количество контейнеров, которые должны обрабатываться ежегодно, и размер платы за это. Одновременно вопрос об оплате дополнительного количества контейнеров остается открытым до тех пор, пока не будет достигнуто минимальное количество обрабатываемых контейнеров. По прошествии двух месяцев А узнает, что конкурент В предлагает более благоприятные условия, и он отказывается от исполнения, утверждая, что соглашение с В не стало обязательным договором, потому что вопрос об оплате не был урегулирован.
А ответствен за неисполнение, потому что подробный характер соглашения и тот факт, что А и В приступили к исполнению, непосредственно прямо указывают, что они имели намерение вступить в связующее соглашение.

3. Недейственность механизма, согласованного сторонами для определения открытых условий
Если стороны не могут достичь соглашения по открытым условиям или третье лицо не определяет их, возникает вопрос, прекращается ли в этом случае договор. В соответствии с п. 2 настоящей статьи существование договора не затрагивается, «если имеется иное средство сделать это условие определенным, которое является разумным при существующих обстоятельствах, принимая во внимание намерения сторон». Первая альтернатива имеет место, когда отсутствующее условие может быть восполнено на основе ст. 5.2; если стороны передали определение условия третьему лицу, которое должно быть назначено, например, председателем суда или торговой палаты и т.п., она может заключаться также в назначении нового третьего лица. Случаи, когда данный договор может продолжать свое существование в результате обращения к альтернативным средствам, будут, однако, достаточно редки на практике. Небольшие проблемы появляются, если применяемое условие не имеет большого значения. С другой стороны, если данное условие является существенным для соответствующего вида сделок, необходимо, чтобы было ясное свидетельство намерения сторон подтвердить существование договора: подлежащие учету в этой связи факторы включают, относится ли данное условие к вопросам, которые по своей природе могут быть определены только на более поздней стадии, было ли соглашение уже частично исполнено и т.п.

Иллюстрация
2. Обстоятельства те же, что и иллюстрации 1, отличие состоит в том, что в момент, когда минимальное количество обработанных контейнеров было достигнуто, стороны не смогли достичь соглашения об оплате дополнительных контейнеров. А приостановил исполнение, утверждая, что договор прекратил свое существование. А ответствен за неисполнение, поскольку тот факт, что стороны приступили к исполнению, не сделав будущее соглашение по отсутствующим условиям предпосылкой для продолжения своих деловых отношений, является достаточным свидетельством их намерения сохранить договор даже в отсутствие такого соглашения. Оплата за дополнительные контейнеры будет определяться в соответствии с критериями, установленными в ст. 5.7.


СТАТЬЯ 2.15 Недобросовестные переговоры
1. Сторона свободна проводить переговоры и не несет ответственности за недостижение согласия.
2. Однако сторона, которая ведет или прерывает переговоры недобросовестно, является ответственной за потери, причиненные другой стороне.
3. Недобросовестным, в частности, является вступление стороной в переговоры или их продолжение при отсутствии намерения достичь соглашения с другой стороной.

КОММЕНТАРИЙ

1. Свобода переговоров

Как правило, стороны свободны не только решать, когда и с кем вступать в переговоры с намерением заключить договор, но также они свободны решать, следует ли им продолжать переговоры, а также каким образом и как долго их вести для того, чтобы достичь соглашения. Это следует из основного принципа свободы договора, провозглашенного в ст. 1.1, и имеет существенное значение для обеспечения здоровой конкуренции между деловыми людьми, участвующими в международной торговле.

2. Ответственность за недобросовестные переговоры
Право стороны свободно вступать в переговоры и решать, какие условия подлежат согласованию, тем не менее, не является безграничным, и оно не должно приходить к конфликту с принципом добросовестности и честной деловой практики, установленном в ст. 1.7. Особый случай недобросовестных переговоров, который прямо указан в п. 3 настоящей статьи, заключается в том, что сторона вступает в переговоры или продолжает переговоры , не имея намерения заключить соглашение с другой стороной. Другие случаи имеют место, когда одна сторона намеренно или по небрежности вводит в заблуждение Другую сторону относительно характера или условий предлагаемого Договора, независимо от того, делает ли она это, представляя ложную информацию или утаивая обстоятельства, которые с учетом характера сторон и/или договора должны быть доведены до сведения другой стороны. Относительно обязанности конфиденциальности см. ст. 2.16 Ответственность стороны за недобросовестные переговоры ограничивается ущербом, причиненным другой стороне (п. 2). Иными словами, потерпевшая сторона может получить возмещение расходов, понесенных ею при переговорах и может получить компенсацию за утрату возможности заключить другой договор с третьим лицом (так называемый отрицательный договорный интерес). Однако она по общему правилу не может получить возмещение выгоды, которую она имела бы, если бы первоначальный договор был все-таки заключен (так называемый положительный договорный интерес).

Иллюстрации
1. А узнает о намерении В продать свой ресторан. А, который не имеет вообще намерения купить этот ресторан, тем не менее вступает в продолжительные переговоры с В с единственным намерением помешать В продать ресторан С, являющемуся конкурентом А. А, прерывающий переговоры после того, как С купил другой ресторан, является ответственным перед В, которому удается все-таки продать свой ресторан, но по более низкой цене, чем та, которую предлагал С, в объеме, составляющем разницу в цене.
2. А, ведущий переговоры с В об оказании содействия в продаже военного оборудования для вооруженных сил страны В, узнает о том, что В не получит от своего правительства необходимую экспортную лицензию, наличие которой является предварительным условием разрешения выплатить В вознаграждение. А не сообщает В об этом и в конце концов заключает договор, который не может быть исполнен в связи с отсутствием лицензии. А ответствен перед В за понесенные последним расходы, возникшие после того, как А узнал о невозможности получить требующуюся лицензию.
3. А начинает продолжительные переговоры о предоставлении банковского кредита отделением банка В. В последний момент отделение банка сообщает, что у него отсутствуют полномочия на подписание соглашения и что главная контора приняла решение не одобрять проект соглашения. Л, который тем временем мог бы получить кредит у другого банка, вправе получить возмещение расходов, понесенных в результате переговоров, а также прибыль, которую он получил бы во время задержки до получения кредита в другом банке.

3. Ответственность за прекращение недобросовестных переговоров
Право прекратить переговоры подчиняется также принципу добросовестности и честной деловой практики. Если сделана оферта,
она может быть отозвана только в рамках, установленных в ст. 2.4. Но даже до достижения этой стадии или в случае, когда переговорный процесс не позволяет установить последовательность оферты и акцепта, сторона не вправе прекратить переговоры внезапно и без всякого основания. Когда наступает этот момент, после которого нельзя повернуть обратно, конечно, зависит от конкретных обстоятельств, в особенности от того, в какой степени другая сторона, основываясь на поведении первой стороны, имела повод полагаться на положительный результат переговоров, а также от количества вопросов, относящихся к будущему договору, по которым стороны уже достигли соглашения.

Иллюстрация
4. А дает заверения В о том, что он заключит с ним договор о предоставлении франшизы, если последний предпримет определенные шаги по приобретению опыта, и что он готов вложить в это дело 150 000 долларов США. В течение следующих двух лет В осуществляет интенсивную подготовку с намерением заключить договор при постоянном заверении А, что В будет предоставлена франшиза. Когда все готово для подписания соглашения, А сообщает В, что последний должен вложить существенно большую сумму. В, отказывающийся это сделать, имеет право на возмещение от А расходов, понесенных им ввиду предполагавшегося заключения договора.


СТАТЬЯ 2.16 Обязанность конфиденциальности
Если информация передается одной стороной в качестве конфиденциальной в процессе переговоров, другая сторона обязана не раскрывать эту информацию или не использовать ее ненадлежащим образом для собственных целей, независимо от того, заключен ли впоследствии договор. В надлежащих случаях средства правовой защиты при нарушении этой обязанности могут включать компенсацию, основанную на выгоде, полученной другой стороной.

КОММЕНТАРИЙ

1. По общему правилу стороны обязаны соблюдать конфиденциальность

Так же как не существует общей обязанности информировать друг друга, стороны, начиная переговоры о заключении договора, обычно не имеют обязательства рассматривать информацию, которой они обмениваются, как конфиденциальную. Иными словами, поскольку сторона обычно свободна сама решать, какие обстоятельства имеют значение для сделки для того, чтобы раскрыть их при переговорах, такая информация, как правило, не считается конфиденциальной, например, такой, которую сторона может раскрыть либо третьим лицам, либо использовать для своих собственных целей, даже если договор не будет заключен.

Иллюстрация
1. А приглашает В и С, являющихся производителями систем воздушных кондиционеров, направить ему оферты на установку такой системы. В своих офертах В а С также сообщают некоторые технические детали, касающиеся работы их систем, имея в виду подчеркнуть достоинства своей продукции. А решает отказаться от оферты В и продолжить переговоры только с С А свободен в использовании информации, содержащейся в оферте В, для того, чтобы побудить С предложить более выгодные условия.

2. Конфиденциальная информация
Сторона может быть заинтересована в том, чтобы определенная информация, переданная другой стороне, не была разглашена или использована на цели иные, чем те, для которых она была передана. Если сторона прямо заявляет, что такая информация должна считаться конфиденциальной, то ситуация не вызывает сомнений, поскольку, получая такую информацию, другая сторона подразумеваемым образом соглашается относиться к этой информации как к конфиденциальной. Единственная проблема, которая может возникнуть в этой связи, заключается в том, что если время, в течение которого другая сторона обязана не разглашать информацию очень продолжительно, то это может привести к нарушению положений применимого права, запрещающих ограничительную деловую практику. Но даже и в отсутствие такого прямого заявления получающая информацию сторона может быть обязана соблюдать конфиденциальность. Такое положение имеет место в случае, когда в силу особенного характера информации или профессиональных качеств сторон разглашение или использование после прекращения переговоров информации получившей ее стороной для собственных целей будет противоречить общим принципам добросовестности и честной деловой практики.

Иллюстрации
2. Обстоятельства те же, что и в Иллюстрации 1, отличие состоит в том, что в своей оферте В прямо просит А не разглашать определенные технические характеристики, содержащиеся в ней. А не вправе использовать эту информацию в переговорах с С.
3. А заинтересован в заключении соглашения о совместном предприятии с В и С, являющимися ведущими автопроизводителями в стране X, Переговоры развиваются в особенности с В, и А получает достаточно подробную информацию, относящуюся к планам В в разработке нового автомобиля. Хотя В прямо не просит А относиться к этой информации как конфиденциальной, в силу того, что она относится к разработке новой машины А может быть обязан не раскрывать эту информацию С, так же как А не разрешается использовать эти планы в своем производственном процессе, если переговоры не завершатся заключением договора.

3. Возмещаемые убытки
Нарушение конфиденциальности предполагает в первую очередь обязанность возместить убытки. Размер компенсируемых убытков может различаться в зависимости от того, заключили ли стороны специальное соглашение о неразглашении информации. Даже если потерпевшая сторона не понесла никакого ущерба, она может иметь право получить возмещение от неисполнившей стороны выгоды, которую последняя получила от разглашения информации третьим лицам или использования этой информации в собственных целях. Если есть необходимость, например, когда информация не была раскрыта или была раскрыта только частично, потерпевшая сторона может также в соответствии с применимым правом обратиться в суд с требованием запретить такие действия.


СТАТЬЯ 2.17
Оговорки о поглощении

Договор в письменной форме, содержащий оговорку о том, что договор полностью охватывает условия, согласованные сторонами, не может быть оспорен или дополнен представлением предшествующих заявлений или соглашений. Однако такие заявления или соглашения могут быть использованы для толкования письменного договора.

КОММЕНТАРИЙ

Если договору предшествуют более или менее продолжительные переговоры, стороны могут пожелать выразить свое соглашение в письменной форме и констатировать, что этот документ составляет их окончательное соглашение. Это может быть достигнуто путем надлежащего формулирования соответствующих оговорок («merger» or «integration» clause), например, такого содержания: «настоящий договор содержит полное соглашение между сторонами». Тем не менее, последствия такой оговорки не в том, что предыдущие заявления и соглашения не имеют никакого значения: они могут все-таки использоваться как средство толкования письменного документа (см. также ст. 4.3(а)).
Оговорка о поглощении, конечно, покрывает только предшествующие заявления и соглашения между сторонами и не препятствует последующим неформальным соглашениям между ними. Стороны, тем не менее, свободны распространить согласованную формулировку даже на будущие изменения (см. ст. 2.18).
Настоящая статья косвенно подтверждает принцип, установленный в ст. 1.2 в том смысле, что в отсутствие оговорки о поглощении допускаются прочие доказательства, дополняющие или противоречащие письменному договору.


СТАТЬЯ 2.18 Оговорки об изменении в письменной форме
Договор в письменной форме, содержащий оговорку о том, что любое согласованное изменение или прекращение договора должно осуществляться в письменной форме, не может быть изменен или прекращен иным образом. Однако сторона может своим поведением быть лишена возможности полагаться на эту оговорку в той мере, в которой другая сторона действовала, полагаясь на такое поведение.

КОММЕНТАРИЙ

Стороны, заключающие письменный договор, могут пожелать обеспечить, чтобы любое соглашение об изменении или прекращении было бы также в письменной форме, и для этих целей включить в договор специальную оговорку. Настоящая статья указывает, что такая оговорка, как правило, делает недействительными любые устные изменения или прекращение, отвергая таким образом идею, что устные изменения или прекращение договора могут рассматриваться как подразумеваемый отход от оговорки о письменных изменениях.
Настоящая статья предусматривает, тем не менее, исключение из общего правила, указывая, что сторона может быть своим поведением лишена возможности основываться на оговорке о письменных изменениях в той мере, в которой другая сторона действовала, полагаясь на это поведение.

Иллюстрация
Подрядчик А заключает с В, являющимся управляющим школами, договор на строительство нового школьного здания. Договор предусматривает, что второй этаж здания должен иметь несущую способность для расположения там школьной библиотеки. Несмотря на оговорку о письменных изменениях в том же договоре, стороны устно согласились о том, что второй этаж не должен иметь несущую конструкцию. А завершает строительство в соответствии с изменением, и В, который наблюдал за ходом строительства без возражений, только в этот момент заявил возражение в отношении того, как сооружался второй этаж. Суд может решить, что В не имеет права ссылаться на оговорку о письменных изменениях, поскольку А разумно полагался на устное изменение, и поэтому он не отвечает за неисполнение договора.


СТАТЬЯ 2.19 Договоренность на стандартных условиях
1. Если одна или обе стороны используют стандартные условия при заключении договора, то применяются общие положения о заключении договора с учетом статей 2.20-2.22.
2. Стандартными условиями являются положения, подготовленные одной стороной предварительно для общего и неоднократного использования и применяемые фактически без переговоров с другой стороной.

КОММЕНТАРИЙ

1. Договоренность на стандартных условиях

Настоящая статья является первой из четырех статей (ст. 2.19-2.22), относящихся к особой ситуации, когда одна или обе стороны используют стандартные условия при заключении договора.

2. Понятие «стандартные условия»
«Стандартные условия» должны рассматриваться как такие договорные условия, которые подготовлены предварительно для общего и повторяющегося использования одной стороной и которые фактически используются без переговоров с другой стороной (п. 2). Решающим является не то, как они представлены по форме, например, содержатся ли они в отдельном документе или в самом договоре; напечатаны ли они типографским способом или хранятся только в памяти компьютера и т.п., а также не то, кем они подготовлены (самой стороной, предпринимательской или профессиональной ассоциацией и т. п.), и не их объем (включают ли они полный набор условий, покрывающих почти все существенные аспекты договора, или только одно или два условия, относящиеся, например, к исключению ответственности и арбитражу. Решающим является тот факт, что они разработаны предварительно для общего и повторяемого использования и что они фактически используются в данном случае одной стороной без переговоров с другой стороной. Последнее требование безусловно относится только к стандартным условиям как таковым, которые другая сторона должна акцептовать в целом,
В то время как другие условия этого же договора вполне могут быть предметом переговоров между сторонами.

3. Применяются общие правила о заключении договора
Обычно общие нормы о заключении договора применяются независимо от того, использует ли одна сторона стандартные условия или это делают обе стороны (п. 1). Из этого следует, что стандартные условия, предложенные одной стороной, связывают другую сторону только при акцепте и что ответ на вопрос, должны ли обе стороны сделать прямую ссылку на стандартные условия или инкорпорирование в договор этих условий, может подразумеваться, зависит от конкретных обстоятельств. Таким образом, стандартные условия, содержащиеся в самом договорном документе, обычно будут связывать в силу простой подписи договорного документа в целом, по крайней мере, если они воспроизведены выше подписи, а не, например, на оборотной стороне этого документа. С другой стороны, на стандартные условия, содержащиеся в отдельном документе, обычно должна быть сделана прямая ссыпка стороной, намеренной использовать их. Подразумеваемое инкорпорирование может допускаться, только если имеется установленная между сторонами практика, из которой вытекает такое положение, или соответствующий обычай (см. ст. 1.8).

Иллюстрации
1. А намерен заключить договор страхования с В, покрывающий риски ответственности за несчастные случаи на производстве работников А. Стороны подписывают представленную В типовую проформу договора, заполнив соответствующие пункты бланка, относящиеся, помимо прочего, к страховой премии и максимальной страховой сумме. В силу своей подписи А связан не только условиями, которые он согласовал непосредственно с В, но также и Общими условиями Национальной страховой ассоциации, которые были напечатаны на проформе договора.
2. А обычно заключает договоры со своими клиентами на основе своих стандартных условий, которые отпечатаны как отдельный документ. Делая оферту В, своему новому клиенту, А не сделал прямой ссылки на стандартные условия. В акцептовал оферту. А может доказать, что В знал или должен был знать о намерении А заключить договор только на основе его собственных стандартных условий, в частности, поскольку такие же стандартные условия регулярно принимались в предыдущих сделках.
3. А намерен купить зерно на товарной бирже в Лондоне. В договоре, заключенном между А и В, брокером на этой бирже, отсутствует прямая ссылка на стандартные условия, которые обычно регулируют брокерские договоры, заключаемые на этой бирже. Стандартные условия, тем не менее, инкорпорированы в договор, так как их применение к данным договорам является обычаем.


СТАТЬЯ 2.20 Неожиданное условие
1. Условие, включенное в число стандартных и которое имеет такой характер, что другая сторона не могла бы разумно его ожидать, является недействительным, если только это условие не было явно принято этой стороной.
2. При установлении, имеет ли условие такой характер, необходимо принимать во внимание его содержание, формулировку и способ выражения.

КОММЕНТАРИЙ

1. Неожиданное условие, включенное в число стандартных, недействительно

Сторона, акцептующая стандартные условия другой стороны, в принципе связана ими независимо от того, знает ли она в действительности подробно их содержание или понимает ли она полностью их значение. Однако данная статья устанавливает важное исключение из этого правила, которое заключается в том, что, несмотря на акцепт стандартных условий в целом, присоединяющаяся сторона не связана теми условиями, которые по своему содержанию, формулированию или способу выражения имеют такой характер, что другая сторона не могла бы разумно его ожидать. Причина этого исключения состоит в желании не дать возможность стороне, использующей стандартные условия, воспользоваться неоправданными преимуществами своего положения и попытаться незаметно навязать другой стороне условия, которые она едва бы акцептовала, если бы она о них знала. Среди статей, также имеющих своей целью защитить экономически более слабую или менее опытную сторону, ст. 3.10 и 4.6.

2. Условия, «неожиданные» по своему содержанию
Отдельное условие, включенное в число стандартных, может оказаться неожиданным для присоединяющейся стороны прежде всего по своему содержанию. Это имеет место во всех случаях, когда содержание данного условия таково, что аналогичное присоединяющейся стороне разумное лицо не ожидало бы такого условия в стандартных условиях такого типа. При определении, является ли условие необычным, необходимо учесть, с одной стороны, какие условия, как правило, включаются в стандартные условия, обычно используемые в соответствующей области предпринимательской деятельности, а с другой стороны, конкретные переговоры между сторонами. Таким образом, например, условие, исключающее или ограничивающее договорную ответственность того, кто его предложил, может считаться «неожиданным» или нет и как результат в соответствующем случае не иметь силы, а также его действительность может зависеть от того, насколько обычны условия такого вида в данной области предпринимательской деятельности и совместимы ли они с тем, как стороны вели свои переговоры.

Иллюстрация
1. Бюро путешествий А предлагает пакет бизнес-туров. Условия рекламы создают впечатление, что А выступает как оператор туров, принимающий на себя полную ответственность за различные виды обслуживания, входящие в пакет. В заказывает тур на основе стандартных условий А. Несмотря на акцепт стандартных условий в целом, А не может основываться на условии, указывающем, что в отношении заказа гостиницы он действует как агент владельца гостиницы, и поэтому он не несет ответственность в данной связи.

3. Условия, «неожиданные» в силу своей формулировки или способа выражения
Иной причиной признания конкретного условия, находящегося среди стандартных, неожиданным для принявшей стороны может быть то, как оно сформулировано, что может быть сделано неясным образом, или способ, которым оно графически представлено, например, мелким шрифтом. Для того чтобы установить, имеет ли место такой случай, необходимо принять во внимание не столько формулирование или способ выражения, обычно используемые в стандартных условиях такого типа, сколько профессиональные навыки и опыт аналогичных присоединяющейся стороне лиц. Таким образом, конкретная формулировка может быть одновременно и туманной, и ясной, в зависимости от того, принадлежит ли присоединяющаяся сторона к тому же профессиональному кругу, что и сторона использующая стандартные условия.
Лингвистический фактор может сыграть важную роль при международных сделках. Если стандартные условия сформулированы на иностранном языке, нельзя исключить, что некоторые из этих условий, хотя и вполне само собой ясных, окажутся неожиданными для присоединяющейся стороны, от которой нельзя было разумно ожидать оценки их значения в полной мере.

Иллюстрации
2. А страховая компания, действующая в стране X, является филиалом В, компании, созданной в стране Y. Стандартные условия А включают в себя около 50 пунктов, напечатанных мелким шрифтом. Один из пунктов предусматривает, что право страны Y является применимым правом. Если только это условие не напечатано крупным шрифтом или иным образом к нему не привлечено внимание принявшей стороны, оно не будет иметь силы, поскольку клиенты в стране X не будут разумно ожидать обнаружить оговорку о выборе применимого права, указывающую иностранное право в качестве права, регулирующего их договоры, в стандартных условиях компании, действующей в их стране.
3. А, действующий в Гамбурге торговец, использует в своих договорах с клиентами стандартные условия, содержащие, помимо прочего, положение, указывающее «Гамбургский дружеский арбитраж». В местных деловых кругах такая оговорка обычно понимается как означающая, что возможные споры должны разрешаться специальным арбитражем, руководствующимся правилами местного происхождения. В договорах с иностранными клиентами эта оговорка может быть признана недействительной, несмотря на акцепт стандартных условий в целом, поскольку от иностранного клиента нельзя разумно ожидать понимания ее точного значения, что также не зависит от того, была ли переведена оговорка на его язык.

4. Явное принятие «неожиданного» условия
Риск присоединяющейся стороны оказаться застигнутой врасплох условиями такого типа, как обсуждались выше, очевидно отсутствует, если в данном случае другая сторона обращает внимание присоединяющейся стороны на эти условия, и последняя принимает их. Поэтому настоящая статья предусматривает, что сторона не может основываться на «неожиданном» характере условия для оспаривания его действительности, если она явно приняла это условие.


СТАТЬЯ 2.21
Противоречие между стандартными и нестандартными условиями
В случае противоречия между стандартным условием и условием, не являющимся стандартным, преимущество имеет последнее.

КОММЕНТАРИЙ


По своему определению стандартные условия подготавливаются предварительно одной стороной или третьими лицами и инкорпорируются в конкретный договор без обсуждения их содержания между сторонами (см. ст. 2.19(2)). Поэтому представляется логичным, что в тех случаях, когда стороны специально проводили переговоры и согласовали определенные условия своих договоров, такие положения будут иметь преимущество перед не соответствующими им положениями, содержащимися в стандартных условиях, поскольку они наиболее вероятно отражают намерение сторон в данном случае.
Индивидуально согласованные положения могут быть включены в тот же документ, что и стандартные условия. Они могут быть также и в отдельном документе. В первом случае их легко распознать из-за написания, отличающегося от написания стандартных условий. Во втором случае может более сложным отличить положения, являющиеся стандартными условиями, от тех, которые таковыми не являются, и определить их точную позицию в иерархии различных документов. Для решения этой проблемы стороны часто включают в договор положение, прямо указывающее на документы, которые составляют часть их договора и соответствующее его значение.
Особые проблемы могут, тем не менее, возникнуть, когда изменения стандартных условий были согласованы только устно и не соответствующие им положения стандартных условий не были вычеркнуты, а эти стандартные условия содержат положение о том, что только подписанные сторонами документы имеют силу или что любые изменения или дополнения должны быть сделаны в письменной форме. В связи с этими случаями (см. ст. 2.17 и 2.18).


СТАТЬЯ 2.22 Конфликт проформ
Если обе стороны используют стандартные условия и достигают соглашения вне рамок этих стандартных условий, договор считается заключенным на основе согласованных условий и тех стандартных условий, которые являются совпадающими по существу, кроме случая, когда сторона предварительно ясно указывает, что она не намерена быть связанной таким договором, либо впоследствии без неоправданной задержки информирует об этом другую сторону.

КОММЕНТАРИЙ

1. Стороны используют различные стандартные условия

В коммерческой практике достаточно часто как оферент, делающий оферту, так и адресат оферты, акцептуя ее, ссылаются на собственные стандартные условия. В отсутствие прямого акцепта оферентом стандартных условий адресата оферты возникает проблема, заключен ли вообще договор, а если заключен, то какой из противоречащих друг другу сводов стандартных условий имеет преимущество.

2. «Конфликт проформ» и общие нормы об оферте и акцепте
Если бы общие нормы об оферте и акцепте подлежали применению, то в данном случае это привело бы к тому, что либо договор не был бы заключен вовсе, поскольку ответ адресата оферты, претендующий быть акцептом, сводился бы за исключением случая, предусмотренного в ст. 2.11 (2) к контроферте, либо, если обе стороны начали исполнение, не заявляя возражений против стандартных условий каждого из них, договор считался бы заключенным на основе тех стандартных условий, которые были направлены последними или ссылка на которые была сделана последней («последний выстрел»).

3. Доктрина «нокаута»
Доктрина «последнего выстрела» может быть вполне приемлемой, если стороны ясно заявляют, что принятие их стандартных условий составляет существенное условие заключения договора. С другой стороны, если стороны, как часто происходит на практике, ссылаются на стандартные условия более или менее автоматически, например, при обмене напечатанными типографским способом бланками заказа и подтверждения заказа, имеющими на обратной стороне соответствующие условия, то обычно они не осознают противоречия между своими соответствующими стандартными условиями. В таком случае нет основания разрешать сторонам впоследствии ставить под вопрос само существование договора или, когда исполнение уже началось, настаивать на применении условий, которые были направлены последними или на которые последней была сделана ссылка.
Именно поэтому настоящая статья предусматривает, несмотря на общие нормы об оферте и акцепте, что, если стороны достигли соглашения помимо их стандартных условий, договор заключен на основе согласованных условий и любых иных стандартных условий, которые совпадают по существу (доктрина «нокаута»).

Иллюстрация
1. А заказывает оборудование у В, указывая тип оборудования, цену и условия платежа, а также срок и место поставки. А использует бланк заказа, на обратной стороне которого напечатаны «Общие условия закупки». В делает акцепт, направляя подтверждение заказа на бланке, на обратной стороне которого находятся его собственные «Общие условия продажи». Когда впоследствии А желает отказаться от сделки, он утверждает, что договор не был заключен, поскольку отсутствует соглашение относительно того, какие стандартные условия должны применяться. Однако, поскольку стороны согласились по существенным условиям договора, договор был заключен на этих условиях и на тех стандартных условиях, которые совпадают по существу.
Сторона, тем не менее, может всегда исключить применение Доктрины «нокаута», ясно указав заранее или позднее, но без неоправданной задержки, информировав другую сторону, что она не намерена быть связанной договором, который не основан на ее стандартных условиях. Что означает такое «ясное» указание на практике, не может быть определено абсолютным образом, однако включение оговорки такого рода непосредственно в стандартные условия обычно будет достаточным, поскольку всегда должно иметь Место специальное заявление соответствующей стороны в ее оферте или акцепте.

Иллюстрации
2. Обстоятельства те же, что и в Иллюстрации 1, отличие состоит в том, что А утверждает, что договор был заключен на основе его стандартных условий, поскольку они включали в себя оговорку предусматривавшую, что «отличающиеся стандартные условия стороны, акцептующей заказ, не действительны, если они не были подтверждены нами письменно». Результат будет тот же, что и в Иллюстрации 1, поскольку простым включением такой оговорки в свои стандартные условия А не указывает с достаточной ясностью свою позицию заключить договор , только на своих условиях.
3. Обстоятельства те же, что и в Иллюстрации 1, отличие состоит в том, что нестандартное условие оферты А содержит утверждение о том, что А намерен заключить договор только на его собственных стандартных условиях. Один только факт, что В приложил свои стандартные условия к своему акцепту, не препятствует заключению договора на основе стандартных условий А.


Глава 3 ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ

СТАТЬЯ 3.1 Незатрагиваемые вопросы
Настоящие Принципы не затрагивают вопросы недействительности, возникающей из:
а) отсутствия правоспособности;
б) отсутствия полномочий;
в) несоответствия нормам морали или противоправности.

КОММЕНТАРИЙ


Настоящая статья прямо устанавливает, что не все основания недействительности договора, которые можно найти в национальных правовых системах, попадают в сферу действия Принципов. В частности, это случаи отсутствия правоспособности, надлежащих полномочий, а также аморальность или противоправность. Причина невключения этих оснований заключается как в сложности, присущей вопросам правового статуса, представительства (агентских отношений) и публичного порядка, так и в чрезвычайно разнообразных способах, с помощью которых национальные правовые системы регламентируют эти вопросы. Таким образом, такие вопросы, как превышение правоспособности {ultra vires), полномочия представителя (агента) своими действиями обязывать своего доверителя (принципала), так же как и полномочия управляющих (директоров) связывать свою компанию, а также противоправность и аморальное содержание договоров, будут продолжать регулироваться применимым материальным правом.


СТАТЬЯ 3.2 Действительность простого соглашения
Договор заключается, изменяется или прекращается в силу самого соглашения сторон без каких-либо дополнительных требований.

КОММЕНТАРИЙ

Цель настоящей статьи состоит в том, чтобы прямо указать, что для действительного заключения, изменения или прекращения по взаимному согласию договора является вполне достаточным простое соглашение сторон без каких-либо дополнительных требований, которые предусматриваются некоторыми системами национального права.

1. Необязательность встречного удовлетворения (consideration)
В странах общего права (common law) встречное удовлетворение традиционно рассматривается как предпосылка действительности или принудительного исполнения договора, а также для его изменения или прекращения сторонами.
Однако в коммерческих отношениях это требование имеет минимальное практическое значение, поскольку в коммерции обязательства почти всегда принимаются на себя обеими сторонами. Именно поэтому ст. 29(1) Венской конвенции отказывается от требования встречного удовлетворения в отношении изменения и прекращения сторонами договоров международной купли-продажи товаров. То обстоятельство, что настоящая статья распространяет этот подход на заключение договора, изменение и прекращение сторонами международного коммерческого договора, вообще может принести только большую степень определенности и сократить судебные споры.

2. Необязательность каузы договора (cause)
Настоящая статья также исключает требование каузы, которое имеется в некоторых континентальных правовых системах, где оно в определенных аспектах функционально выполняет ту же роль, что и встречное удовлетворение в странах «общего права».

Иллюстрация
1. По просьбе французского клиента А банк В в Париже выдал ему предъявительскую гарантию в пользу С, являвшемуся деловым партнером А в Англии. Ни А, ни В не могут использовать ссылку на отсутствие встречного удовлетворения или каузы в гарантийном обязательстве.
Необходимо заметить, тем не менее, что настоящая статья не касается последствий, которые могут возникнуть из иных аспектов каузы, таких как противоправность (см. комментарий 2 к ст. 3.3).

3. Консенсуальность всех договоров
Некоторые континентальные правовые системы сохранили определенные типы «реальных» договоров, то есть договоров, заключаемых только при реальной передаче предмета договора. Такие нормы трудно совместимы с современными представлениями и деловой практикой, и поэтому они были также исключены из настоящей статьи.

Иллюстрация
2. Два французских бизнесмена А и В договорились с С, который занимался освоением недвижимости, дать ему ссуду в размере 300 000 французских франков 2 июля. 25 июня А и В проинформировали С, что неожиданно им потребовались деньги для собственных дел. С вправе получить ссуду, несмотря на то, что договор ссуды обычно рассматривается во Франции как «реальный» договор.


СТАТЬЯ 3.3 Первоначальная невозможность исполнения
1. Сам по себе факт, что в момент заключения договора исполнение принятого обязательства было невозможным, не влияет на действительность договора.
2. Сам по себе факт, что в момент заключения договора сторона не была уполномочена распоряжаться имуществом, к которому относится договор, не влияет на действительность договора.

КОММЕНТАРИЙ

1. Исполнение невозможно с самого начала

В противоположность многим правовым системам, которые считают договор купли-продажи ничтожным, если индивидуально определенные товары, являющиеся предметом договора, уже не существуют в момент заключения договора, п. 1 настоящей статьи в соответствии с самыми последними тенденциями устанавливает в общем виде, что если в момент заключения договора исполнение принятого обязательства было невозможным, то сам по себе факт не влияет на действительность договора.
Договор признается действительным, даже если активы, к которым он относится, не существуют в момент заключения договора, в том смысле, что первоначальная невозможность исполнения договора приравнивается к невозможности исполнения, которая наступает после его заключения. Права и обязанности сторон, возникающие при невозможности исполнения одной стороной (или возможно обеими сторонами) должны определяться в соответствии с нормами о неисполнении. В соответствии с этими нормами соответствующее значение может быть придано, например, тому обстоятельству, что должник (или кредитор) уже знал о невозможности исполнения при заключении договора.
Норма, установленная в п. 1, также устраняет сомнение относительно действительности договоров на поставку будущих товаров.
Если первоначальная невозможность исполнения является результатом юридического запрета (например, экспортное или импортное эмбарго), то действительность договора зависит от того, имелось ли в виду законом, в соответствии с которым вводился запрет, сделать недействительными договоры или только запретить их исполнение.
Пункт 1 отходит также от правила, имеющегося в некоторых континентальных правовых системах, в соответствии с которым предмет (объект) договора должен быть возможным.
Этот пункт также отступает от правила тех же правовых систем, которое требует существование каузы договора, поскольку в случае первоначальной невозможности исполнения кауза в отношении встречного исполнения отсутствует (см. ст. 3.2).

2. Отсутствие правового основания или правомочия
Пункт 2 настоящей статьи касается случаев, когда сторона, обязанная передать или поставить какое-либо имущество, не вправе распоряжаться этим имуществом, потому что у нее отсутствует правовое основание (титул) распоряжаться имуществом в момент заключения договора.
Некоторые правовые системы считают договор купли-продажи, заключенный при таких обстоятельствах, недействительным. Тем не менее, так же как и в случае с первоначальной невозможностью исполнения и даже по более убедительным причинам, п. 2 настоящей статьи считает такой договор действительным. И в самом деле, договаривающаяся сторона может, что часто и делается, приобрести правовое основание или полномочия распоряжаться конкретным имуществом после заключения договора. Если этого не произойдет, то будут применяться нормы о неисполнении договора.
Случаи, когда отсутствует правомочие, необходимо отличать от случая отсутствия правоспособности. Последний случай относится к определенной неспособности лица, которая может повлиять на все или по крайней мере на некоторые виды договоров, заключаемых им, и поэтому он оставлен за пределами Принципов (см. ст. З.Ца)).

СТАТЬЯ 3.4
Понятие заблуждения
Заблуждением является ошибочное предположение, относящееся к фактам или правовым нормам, существующим в момент заключения договора.

КОММЕНТАРИЙ

1. Фактическое заблуждение и заблуждение относительно права

Настоящая статья приравнивает заблуждение относительно фактического положения вещей и заблуждение, относящееся к правовой стороне дела. Идентичность в правовом отношении к этим двум видам заблуждения представляется оправданной с точки зрения возрастающей сложности современных правовых систем. Для международной торговли трудности, порождаемые этими сложностями усиливаются тем обстоятельством, что отдельные сделки могут затрагиваться иностранной, а следовательно и незнакомой, правовой системой.

2. Решающий момент времени
Настоящая статья указывает, что заблуждение касается ошибочного предположения, относящегося к фактическому или юридическому составу, который существовал в момент заключения договора. Цель определения этого момента состоит в установлении различия между случаями, когда применяются нормы о заблуждении с особыми средствами правовой защиты, и случаями, относящимися к вопросам неисполнения договора. В действительности типичный случай заблуждения может в зависимости от занятой позиции часто также рассматриваться как ситуация, когда возникает препятствие, делающее невозможным или затруднительным исполнение договора. Если сторона вступает в договор, имея неправильное представление о фактических или юридических обстоятельствах и поэтому делает неправильную оценку своих перспектив по договору, то подлежат применению нормы о заблуждении. С другой стороны, если сторона правильно понимает существующие обстоятельства, но неправильно оценивает свои перспективы по договору и впоследствии отказывается исполнять договор, то налицо ситуация, которая должна рассматриваться скорее как неисполнение договора, а не как случай заблуждения при заключении договора.

СТАТЬЯ 3.5 Значительное заблуждение
1. Сторона может отказаться от договора в силу заблуждения, если в момент заключения договора заблуждение было настолько значительным, что разумное лицо в аналогичной ситуации и заблуждавшаяся сторона заключили бы договор на существенно иных условиях или не заключили бы его вообще, если бы было известно истинное положение вещей, и:
a) другая сторона также заблуждалась либо вызвала заблуждение, либо знала или должна была знать о заблуждении, и оставление заблуждающейся стороны в таком состоянии противоречило бы разумным коммерческим стандартам честной деловой практики; или
b) другая сторона не действовала в момент отказа от договора, основываясь на договоре.
2. Сторона, однако, не может отказаться от договора, если:
a) заблуждение возникло в результате ее грубой небрежности; или
b) заблуждение относится к вопросу, в отношении которого заблуждающейся стороной был принят риск заблуждения, или, с учетом конкретных обстоятельств, риск должен быть возложен на нее.

КОММЕНТАРИЙ

Настоящая статья устанавливает условия, необходимые для того, чтобы заблуждение рассматривалось существенным с точки зрения отказа от договора. Вводная часть п. 1 определяет условия, когда заблуждение достаточно серьезно, чтобы быть принятым во внимание; подпункты (а) и (Ь) п. 1 добавляют условия, относящиеся к незаблуждавшейся стороне; п. 2 касается условий, относящихся к заблуждавшейся стороне.

1. Серьезное заблуждение
Для того, чтобы считаться значительным, заблуждение должно быть серьезным. Его вес и важность должны оцениваться, принимая во внимание объединенный субъективно-объективный критерий, а именно: «разумное лицо в аналогичной ситуации предприняло бы то же, что и заблуждавшаяся сторона», если бы оно знало об истинных обстоятельствах в момент заключения договора. Если оно не заключило бы договор вовсе или сделало бы это на существенно иных условиях, то тогда, и только тогда, заблуждение будет считаться серьезным.
В данном контексте вводная часть п. 1 скорее основывается на открытой формуле, а не указывает особые существенные элементы Договора, к которым должно относиться заблуждение. Такой гибкий подход позволяет вполне учесть намерения сторон и обстоятельства конкретного случая. При установлении намерений сторон должны применяться нормы, содержащиеся в Главе 4. Особую важность при этом приобретают общепринятые коммерческие стандарты и соответствующие обычаи.
Обычно в коммерческих сделках определенные заблуждения касающиеся, например, стоимости товаров или услуг, или обычные ожидания и мотивация заблуждавшейся стороны не считаются значительными. То же самое относится и к заблуждениям в отношении личности контрагента или его персональных качеств, хотя особые обстоятельства могут иногда сделать такое заблуждение значительным (например, когда оказываемые услуги требуют определенных личных качеств или когда предоставление денежного займа зависит от кредитоспособности заемщика).
Тот факт, что разумное лицо рассматривало бы определенные обстоятельства, ошибочно принятые за имеющие значение, еще не является достаточным, поскольку должны быть соблюдены дополнительные требования, касающиеся как самого заблуждения, так и другой стороны, если заблуждение должно стать значительным.

2. Условия, касающиеся незаблуждавшейся стороны
Заблуждавшаяся сторона может отказаться от договора, только если другая сторона соответствует одному из четырех условий, указанных в п. 1.
Первые три условия, указанные в подпункте (а), имеют общее в том, что другая сторона не заслуживает правовой защиты, поскольку она оказалась тем или иным образом причастной к ошибке заблуждавшейся стороны.
Первым условием является то, что обе стороны действовали при одинаковом заблуждении.

Иллюстрация
1. А и В, заключая договор о купле-продаже спортивного автомобиля, не знали и не могли знать, что автомобиль в это время уже был похищен. Отказ от договора при этом является допустимым.
Вместе с тем, если стороны ошибочно полагают, что предмет договора существует в момент заключения договора, в то время как он уже погиб, то должны быть приняты во внимание положения, предусмотренные ст. 3.3.

Вторым условием является то, что ошибка заблуждавшейся стороны была вызвана другой стороной. Это именно тот случай, когда ошибка может быть объяснена особыми заявлениями последней, независимо от того, были ли они прямо выраженными или подразумеваемыми, были ли сделаны по небрежности или без всяких намерений, а также когда имело место поведение, которое при определенных обстоятельствах имеет определенное значение. Даже молчание может быть причиной ошибки. Простое «раздувание» в рекламе или при переговорах обычно не принимается во внимание в данном случае.
Если ошибка была вызвана намеренно, то применяется ст. 3.8.
Третьим условием является то, что другая сторона знала или должна была знать об ошибке заблуждающейся стороны и что разумным коммерческим стандартам честной деловой практики противоречило оставлять заблуждавшуюся сторону в таком положении. То, что необходимо было знать другой стороне, представляет собой то, что должно было бы быть известно разумному лицу в положении, аналогичном тому, в котором находилась эта сторона. Для того, чтобы отказаться от договора, заблуждавшаяся сторона должна также доказать, что другая сторона имела обязанность ее информировать о совершенной ею ошибке.
Четвертое условие установлено в подпункте (Ь), и оно состоит в том, что незаблуждавшаяся сторона в момент отказа от договора не действовала, полагаясь на договор. В отношении момента отказа от договора см. ст. 3.15 и 1.9.

3. Условия, касающиеся заблуждавшейся стороны
Пункт 2 настоящей статьи устанавливает два случая, когда заблуждавшаяся сторона не может отказаться от договора.
Первый из них, к которому относится подпункт (а), состоит в том, что ошибка является результатом грубой небрежности заблуждавшейся стороны. В такой ситуации было бы несправедливо по отношению к другой стороне допустить право заблуждавшейся стороне отказаться от договора.
Подпункт (Ь) подразумевает ситуацию, когда заблуждавшаяся сторона либо приняла на себя риск заблуждения, либо когда в силу обстоятельств этот риск должен быть возложен на нее. Принятие на себя риска заблуждения является довольно частым элементом спекулятивных договоров. Сторона может заключить договор, полагая, что ее предположение о существовании определенных фактов окажется правильным, однако она, тем не менее, может принять на себя обязанность нести риск того, что это не так. При таких обстоятельствах она не будет иметь право отказаться от договора по причине заблуждения.

Иллюстрация
2. А продает В картину, «приписываемую» сравнительно неизвестному художнику С, за справедливую для таких картин иену. Впоследствии становится ясно, что произведение было создано известным художником D. А не может отказаться от договора с В на основании заблуждения, поскольку то обстоятельство, что картина лишь «приписывалась» кисти С, подразумевало риск, что она могла быть написана более знаменитым художником.
Иногда обе стороны принимают на себя риск. Однако спекулятивные договоры, включающие в себя противоположные ожидания будущего развития событий, например изменения цен или валютных курсов, не могут быть расторгнуты по причине заблуждения, поскольку такое заблуждение не относилось бы к фактам, существовавшим в момент заключения договора.


СТАТЬЯ 3.6 Ошибка в выражении или при передаче
Ошибка, произошедшая в выражении или при передаче заявления, относится к заблуждению лица, от которого исходит заявление.

КОММЕНТАРИЙ

Настоящая статья приравнивает ошибку в выражении или при передаче заявления к простому заблуждению лица, делающего заявление или посылающего это заявление, и таким образом положения ст. 3.5 и ст. 3.12-3.19 также применяются к аналогичным видам ошибок.

1. Значительное заблуждение
Если ошибка в выражении или при передаче имеет достаточную тяжесть (особенно, когда она состоит в неправильном цифровом выражении), получатель знает или должен знать об этой ошибке.
Поскольку в настоящих Принципах ничто не препятствует получателю/адресату оферты акцептовать ошибочно выраженную или переданную оферту, отправитель/оферент вправе указать на ошибку и отказаться от договора при условии, что соблюдены требования, установленные в ст. 3.5, в особенности то, что несообщение получателем/адресатом оферты об ошибке отправителя/оферента не противоречит разумным коммерческим стандартам честной деловой практики. В некоторых случаях риск ошибки может быть принят отправителем или возложен на него, если он использует способ передачи, о котором он знает или должен знать, что он не является надежным вообще или в конкретных обстоятельствах.

Иллюстрация

А, являющийся потенциальным итальянским клиентом, запрашивает у английской юридической фирмы В юридический совет и в качестве ответа получает телеграмму, что почасовая ставка за услуги, оказываемые В, составляет «150 фунтов стерлингов», в то время как бланк, который был передан В по почте, указывал «250 фунтов стерлингов». Поскольку хорошо известно, что цифры в телеграммах часто передаются неправильно, В считается принявшим этот риск, и он не вправе ссылаться на ошибку при передаче, даже если другие условия, предусмотренные в ст. 3.5, выполнены.

2. Заблуждение со стороны получателя
Передача завершается, как только сообщение достигает получателя (см. ст. 1.9).
Если сообщение передано правильно, но получатель неправильно понял его содержание, то эта ситуация не попадает в сферу действия настоящей статьи.
Если сообщение передано правильно на аппарат получателя, который, однако, в силу технической неисправности воспроизводит исковерканный текст, то и эта ситуация не попадает в сферу действия настоящей статьи. То же положение имеет силу, если по просьбе получателя сообщение передано устно курьеру получателя, который его неправильно либо понял, либо передал.
В двух вышеназванных ситуациях получатель, тем не менее, может иметь право сослаться на свое собственное заблуждение в соответствии со ст. 3.5, если он дает ответ отправителю и основывается при этом на собственном неправильном понимании сообщения отправителя и если все условия, предусмотренные ст. 3.5, выполнены.